Величайшей победе нашего хоккея — 40 лет

Легендарная потасовка в игре СССР — Канада

19.10.2021 Комментарии к записи Игорь Дмитриев. Когда «Крылья» были большими отключены РХС

Игорь Дмитриев. Когда «Крылья» были большими

Исполнилось 80 лет со дня рождения заслуженного мастера спорта и заслуженного тренера СССР Игоря Дмитриева.

Игорь Дмитриев остается единственным человеком в истории отечественного хоккея, который ушел из жизни в статусе главного тренера сборной страны. Шел декабрь 1997-го, он третий месяц лежал в военном госпитале имени Бурденко, боролся за жизнь из последних сил, но болезнь, вцепившаяся в него когтями еще год с лишним назад, пресекла все усилия врачей. Опухоль мозга, одна операция, потом вторая, потом инсульт, а в короткие промежутки Игорь Ефимович еще успевал заниматься делами родных «Крыльев» как президент, и возглавлять сборную на чемпионате мира в Финляндии.

Заменять чисто по-человечески было нельзя –—он жил, потому что работал. Конечно, на чемпионате это было для него мукой мученической, немалых усилий стоило выстоять весь матч, и не просто выстоять, но еще и руководить игрой. Практически все остальное время Дмитриеву нужно было набираться сил, и за кулисами всю работу на себя брали ассистенты — Борис Михайлов и Игорь Тузик. Телезрители и не подозревали, что происходит, хотя многие и догадывались, что с Игорем Ефимовичем что-то неладно.

Подвиг не окупился. А так хотелось, чтобы сползание российского хоккея в пропасть прекратилось именно на Дмитриеве, потому что из всех замечательных тренеров второго эшелона он, наверное, больше других был достоин выполнить эту миссию. Позади был, пожалуй, самый драматический из безмедальных турниров сборной России, когда сборная Владимира Васильева в мае 1996 в Вене осталась без наград из-за какого-то невероятного стечения обстоятельств. Казалось, Дмитриев сможет прервать трехлетний круг сплошных неудач, но страшный диагноз лег тенью на последний сезон работы великого тренера.

Конечно великого, потому что монументальные фигуры Анатолия Тарасова и Виктора Тихонова не могут и не должны заслонять имена их соратников и соперников. Я даже не про Аркадия Чернышева и Владимира Юрзинова, я про целую тренерскую плеяду по крайней мере двух поколений. Каждый из этой плеяды — ну, почти каждый — был наособицу, каждый был плоть от плоти отечественного хоккея, и в то же время самобытен, каждый шел своим путем. Да, главные награды доставались избранным. Да, гегемония нескольких имен носила практически тотальный характер со всеми вытекающими. Но великим хоккей не могли сделать двое-трое, и даже пятеро самых выдающихся тренеров. Его делали все, кто за ними стоял.

Примерно к середине 80-х стало понятно, что в лице Игоря Дмитриева и родные его «Крылья», и весь отечественный хоккей обрели специалиста с большим будущим. В начале своей тренерской карьеры он вывел в элитный дивизион «Ижсталь», три сезона поработал ассистентом у Бориса Кулагина в «Спартаке», а назначение в родной клуб стало отправной точкой самостоятельной работы. «Крылья» с Дмитриевым вспомнили, что когда-то были и чемпионами, молодежная сборная с Дмитриевым с ходу взяла золото-1984, он не мог не оказаться в первой сборной, помог ей завоевать очередное олимпийское золото, вышел на пик, но тут стране стало не до хоккея.

Могло ли последнее десятилетие века стать эпохой Игоря Дмитриева в том случае, если бы не произошли глобальные сдвиги? Нет, конечно. Он был слишком интеллигентен, слишком независим, слишком скромен и порядочен для того, чтобы ухватиться за свой шанс, и больше не отпускать. Он был абсолютно человек хоккея, но в то же время не обладал инстинктом хищника, что, как ни крути, необходимо для взятия самых больших высот. И «Крылья Советов» вряд ли снова вышел бы на первые роли. А тут и время «помогло» не выйти.

«Крылья Советов» начала 90-х каждый сезон начинали как самая перспективная и самая молодая команда — так, как Дмитриев, с молодежью не мог работать, пожалуй, никто, да и система «Крылышек» продолжала выдавать качественный «продукт». Но уезжали в поисках лучшей доли не только состоявшиеся хоккеисты. Из «Крыльев» до поры до времени уезжать, кстати, было легче, чем из ЦСКА. Главный тренер не препятствовал, понимая, что происходит неизбежное.

Но сам не уезжал. Хотя мог запросто — в «Клагенфурте», где он завершал игровую карьеру, да и в сборной Австрии его ждали. Дмитриев им очень подходил и по профессиональным, и по человеческим качествам. Пересидел бы смутное время с семьей в благополучном месте, ничего бы не потерял, но — а как же родные с 14 лет «Крылья», а как же подопечные, которым он как родной отец, а как же российский хоккей, который, как никогда, нуждается в помощи?

Никогда и никто, пожалуй, не слышал от Дмитриева подобных высокопатриотичных заявлений. Он просто так жил и работал. Не жаловался на обстоятельства, когда без этого, казалось, невозможно обойтись, всячески избегал пафоса, не пытался поучать и воспитывать, избегал излишне эмоциональных оценок. Во время короткого общения на пресс-конференциях Игорь Дмитриев мог показаться «сухарем» — если бы не его всегда молодая команда, игравшая «за идею» и за своего наставника в хоккей пусть отдаленно, но напоминавший хоккей его молодости.

Дмитриев родился в день, когда начиналась битва за Москву. Вырос в коммуналке в типичном московском дворе. Со всей своей сухопаростью и интеллигентностью был лидером и в школьной команде, и в школе «Крыльев», а через несколько лет стал им и в основной команде, где капитанствовал целых десять лет. У него был мощный внутренний стержень, самодисциплина и несгибаемая воля, что при наличии игрового интеллекта делало его по меньшей мере кандидатом в национальную сборную. Но дальше второй сборной его не поднимали — о чем, кажется, Тарасов однажды пожалел. Что поделаешь — первые роли всегда были заняты не просто талантливыми и волевыми, а выдающимися. Но именно Дмитриев первым получил звание заслуженного мастера спорта не за достижения на уровне сборной, а за уникальную преданность одному клубу.

С «Крыльями» было то же самое, что с их многолетним капитаном. За исключением, конечно, начала 70-х, и конкретно сезона 1973/1974, когда они сделали золотой дубль. Кстати, точку в победном овертайме финала Кубка СССР с московским «Динамо» после блестящего сольного прохода поставил ветеран команды Игорь Дмитриев. Этим он поставил точку и в своей игровой карьере в Союзе. Дальше был «Клагенфурт», а с 1983 и до конца его дней — снова «Крылья» как вечный крест самого верного рыцаря команды. Лишившись Дмитриева, «Крылья Советов» лишились чего-то большего, чем просто опоры.

В свой последний сезон, тот самый, в котором Дмитриев возглавил сборную России, в клубе он занял должность президента. Он им оставался до самых последних минут.

Мемориальную доску в Сетуни открыли в день 75-летия Игоря Дмитриева. И памятника было бы мало. Памятник, впрочем, появится. Когда-нибудь. Обязательно.

Досье

Игорь Ефимович Дмитриев
19.10.1941 — 21.12.1997. Заслуженный мастер спорта (1974), заслуженный тренер СССР (1988).
Карьера игрока: 1958-74 — «Крылья Советов», 1974/1975 — «Клагенфурт» (Австрия).
В чемпионатах СССР — 430 матчей, 127 заброшенных шайб.
Достижения: чемпион СССР 1974, бронзовый призер 1973, обладатель Кубка СССР 1974.
Карьера тренера: 1978/1979 — «Ижсталь», 1979-82 — «Спартак» (ассистент главного тренера), 1983-96 — «Крылья Советов».
С 1983 по 1997 — в системе сборных СССР и России. 1987-92, 1994 — ассистент главного тренера, 1996/1997 — главный тренер.
Достижения: олимпийский чемпион 1988 и 1992, чемпион мира 1989, 1990, серебряный призер 1987, бронзовый призер 1991, финалист Кубка Канады 1987.
Обладатель Кубка лиги 1989, бронзовый призер чемпионата СССР 1989, 1991, бронзовый призер чемпионата МХЛ 1993.
Награжден медалью «За трудовую доблесть» (1988), орденом Почета (1996). В 2007 введен в Зал славы ИИХФ.

Владимир Мозговой, khl.ru

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
848