«Комфортно себя чувствую даже на льдине, для меня...

«Продолжаю получать удовольствие от работы в КХЛ»

24.12.2015 Комментарии к записи «Если не интересно, если ты не готов работать 24 часа в сутки, нам не по пути…» отключены Интервью

«Если не интересно, если ты не готов работать 24 часа в сутки, нам не по пути…»

На RussianHockeyStyle.Ru – интервью с руководителем пресс-службы «Сибири» Марией Левинской, открывающее сериал о самых заметных медийщиках КХЛ. 

Эти люди формируют Российский хоккейный стиль в не меньшей степени, чем хоккеисты, тренеры и генеральные менеджеры.

Газета «Вечерний Новосибирск»,
флэшмоб Снеговиков, вдохновение под Барселоной

Расскажи, как у тебя все началось: как ты пришла в хоккей и «Сибирь»?
В 17 лет я устроилась спортивным обозревателем в газету «Вечерний Новосибирск», где, кстати, заменила Александра Неценко, он сейчас комментирует футбольные матчи. Начало было не самым простым – писала я обо всем, даже про всякие школьные соревнования. А однажды зимой меня отправили писать три строчки про соревнования сноубордистов. Сначала я ехала на автобусе часа полтора, а потом пешком шла по снежной дороге семь километров.

Но работа в «Вечернем Новосибирске» не прошла даром – меня заметили в «Спорт-Атаке», газете, которой сейчас уже нет. Это было повышение – там я уже начала писать большие материалы про хоккей и футбол. Хоккей всегда был моим любимым видом спорта. И мне пришла в голову мысль попробовать устроиться в «Сибирь» пресс-атташе. Я составила программу и пошла с ней к президенту клуба Владимиру Ненахову. Вопрос решился за день.

Сколько человек было в первом составе твоей пресс-службы?
С самого начала – я была одна. Тогда я отработала в «Сибири» всего сезон. Потом по объективным причинам уволилась, а вернулась в 2007 году.

Как была построена работа пресс-службы в Новосибирске, с учетом того, что команда играла в высшей лиге, а до КХЛ было еще несколько лет?
Работа пресс-службы была построена так – все делала я, так как больше в пресс-службе никого не было. Еще и медийная картина мира в нашем хоккее капитально отличалась от того, что есть сейчас. Интернет, например, только начинался. Всё было больше заточено на печатные издания. Помню, как все носились с каждым новым выпуском той же «Спорт-Атаки».

Фотографии нам тогда продавали те фотографы, которые работали на какие-то издания. Я все делала сама: наполняла сайт, проводила пресс-конференции, вела онлайны матчей, делала интервью и так далее. Но на тот момент у меня было в разы меньше работы, чем сейчас, даже с учетом того, что у меня есть целая команда.

Из кого она состоит?
Из шести человек: менеджера пресс-службы, руководителя статистической бригады, фотографа, дизайнера, пресс-атташе «Сибирских снайперов», видеооператора. Из них всего двое в штате, остальные работают по договору, сезонно.

Чего не хватает «Сибири» в медийном плане? Собственного телевидения? Технической оснащенности пресс-службы, какая есть, например, в Омске или у клубного телевидения в Челябинске?
Да, как раз технической оснащенности нам не хватает, особенно это относится к оборудованию, которое есть в аренах Омска и Челябинска. Мы же для своих шоу всегда берем в аренду оборудование для шоу – а это очень дорого, и часто это позволить себе не можем. Но, возможно, тем ценнее для наших болельщиков такие церемонии. Это тоже плюс, когда твою работу ценят, а не воспринимают как должное.

Тебе интересен опыт медийной работы НХЛ или других топовых спортивных лиг мира?
Обязательно слежу за НХЛ и другими лигами. Это очень интересно и познавательно. И мне нравится быть первопроходцем идей в России. Например, мы первые устроили мишкопад в своем домашнем дворце. Или вот сделали крутую акцию с Василием Даниленко, страдающим ДЦП. Если мы можем сделать что-то доброе, красиво и позитивное, почему бы и не взять пример из другой страны?

А, например, на первом матче Кубка Гагарина-2015 с «Трактором» мы делали флешмоб с масками Снеговиков. Получилось потрясающе, полный стадион снеговиков на трибунах. Даже игроки НХЛ в инстаграмме нас отметили – это очень приятно. Потому что за океаном знают толк в таких вещах.

Десять лет – большой срок. Взгляд на работу, на творчество так или иначе замыливается. Как поддерживать интерес на высоком уровне?
Честно говоря, сама себе удивляюсь. Но у меня неугасаемая страсть к хоккею и собственной работе. Вдохновение меня не покидает. Бывают, конечно, моменты, когда что-то дается тяжело или ничего не хочется – но это нормально. Вот после прошлого сезона весной я думала: что же делать на новый сезон, надо же марку держать. Если поднял планку на какой-то уровень, то опускать ее уже нельзя. Перегрузиться очень помогает отпуск. Я обожаю путешествовать и в этом году все самые вдохновенные профессиональные идеи пришли мне в голову в любимом местечке в Испании, под Барселоной.

Какую книгу по профессии прочитала последней?
Есть один автор, которого я начала читать года два назад. И вот как раз одну книгу я прочла в отпуске. В процессе сделала много записей в своем блокноте. Но делиться этим автором и книгами я не хочу. Это мой секрет.

Идеальный тандем с Фастовским,
в разведку с Квартальновым, приглашение из СКА

JvP6PJaJxZ0

Некоторые клубы Главной бейсбольной лиги Америки принципиально не берут на работу тех, кто является страстным болельщиком своего клуба.
Думаю, что быть беспристрастным это, наверное, плюс. Но за свою карьеру я почти не встречала таких сотрудников команд. Кроме, пожалуй, только Миши Кравченко из московского «Динамо» – он всегда кремень, я бы хотела в этом быть похожей на него. Но у меня другой склад характера, я очень эмоциональная, и очень переживаю за свою команду.

И еще могу сказать так: если человек не любит хоккей или не понимает его, то долго он не продержится, либо всем, кто находится под его руководством, будет очень тяжело. Да это о чем угодно можно сказать, не только о хоккее. Наш генеральный менеджер Кирилл Фастовский придерживается такого же мнения. В первую очередь, надо быть фанатом своего дела. Если тебе не интересно, если ты не готов работать 24 часа в сутки, то нам не по пути.

Для медийщика в хоккее так же важно найти своего руководителя, тренера, как и для игрока?
Конечно. Если тебе не дают делать свою работу, запрещают реализовывать какие-то идеи, не идут навстречу, не выслушивают – работы не получится. Но у меня такого не было. Мне повезло – все три руководителя, с которыми я работала в «Сибири», всегда давали мне свободу действий, всегда прислушивались. Я сейчас имею в виду и Владимира Ненахова, и Александра Канцурова. Ну, а с Кириллом Валерьевичем у нас просто идеальный тандем.

Быстро удалось найти общий язык с Фастовским?
Да, очень быстро обнаружилось, что мы мыслим в одном направлении в том, что касается работы моего отдела.

Где предел вашего идеального тандема с Фастовским? Например, ты можешь попросить его помочь тебе в частном вопросе, не относящемся к работе в клубе?
Да, о помощи попросить Кирилла Валерьевича я могу, и рада, что это возможно. Пару лет назад мои родители возвращались из Санкт-Петербурга на личном автомобиле, у них случилась поломка, папа пострадал – были ожоги. Произошло это под Златоустом. Все ехали мимо, никто не останавливался. Мама позвонила мне, у нас как раз игра шла молодежной команды. Я сразу к Кириллу Валерьевичу побежала, в итоге подняли всех на уши, и помогал моим родителям финансист «Сибирского антрацита» Сергей Кузнецов, который по делам работы находился в том регионе на заводе, принадлежащему экс-генменеджеру «Сибири» Александру Канцурову. Приехал человек с медицинской помощью, с водой, отбуксировал машину на станцию технического обслуживания.

С кем из тренеров был самый хороший контакт?
Со всеми всегда удается наладить хороший контакт. Все, конечно, разные люди, у каждого свои взгляды. Требуется время, чтобы объяснить свою позицию, понять, как можно убедить человека согласиться на ту или иную акцию. Но проблем никогда не было.

Ты очень бурно отреагировала на переход Квартальнова в ЦСКА? Почему?
У меня система ценностей другая. Родители так воспитали, что если даешь слово или пописываешь документ, то выполняешь свои обязательства. Те, кто со мной дружат, знают, что если я что-то обещаю – выполняю при любых обстоятельствах. И никогда не подведу тех, кто верит мне. У меня отец в Чечне воевал, у него есть и медали… Так вот с Квартальновым я бы в разведку не пошла. Хотя я давно поняла: по себе людей не судят, можно сильно разочароваться. Надо принимать людей такими, какие они есть.

В свое время тебя звали в московское «Динамо». Почему не поехала?
Первый раз слышу про «Динамо». Были приглашения в СКА и «Авангард». В СКА почти переехала, но потом, к счастью, переход не состоялся. Потому что в душе не хотела. Когда чего-то хочешь по-настоящему – это происходит.

В каких клубах КХЛ лучшие медиа-отделы?
Мне импонирует работа пресс-служб «Амура», «Адмирала» и «Автомобилиста», очень сильная команда в Омске — у ребят в «Авангарде» и возможности, и желание реализовывать свои идеи.

Шева, девушка в самолете, твиттер

levinskaya (1)

Что ты думаешь о стиле работы Игоря Ларина?
Мы никогда не пересекались.

Какой стиль тебе ближе: незаметный или тот, в котором работал Игорь – яркий, эпатажный?
Стиль работы пресс-службы по определению не может и не имеет права быть незаметным. Наоборот, надо быть очень заметными, на слуху.

Алексей Шевченко – безусловно, топовый хоккейный журналист в России, но не всем понятны его методы работы. Это приводит к многочисленным скандалам и конфликтам. Как тебе удается сохранять с ним хорошие отношения?
Конечно, Шева – не мягкий и пушистый мишка, но у каждого свое предназначение в жизни. Я считаю, что он многое делает для популяризации нашего хоккея. Часто соглашаюсь с тем, что он пишет, иногда не согласна – но у нас сложились отличные отношения, причем я могу это сказать не только о себе, но и клубе в целом. Всё дело в том, что мы достаточно открыты, всегда отвечаем на любой вопрос. Алексей часто знает гораздо больше, чем остальные, он знает, в каких условиях живет наш клуб, у нас есть доверие к нему.

Победы и поражения команды – это твои личные и профессиональные победы и поражения? Или можно качественно работать без такой серьезной вовлеченности в процесс?
Конечно, можно качественно работать и без вовлеченности, но это вопрос отдельного человека. Я очень сильно переживаю за свою команду, это правда. И это не изменить, это от природы. Не понимаю, как можно смотреть на хоккей без эмоций, без интереса и полной вовлеченности.

Насколько журналисты в Новосибирске разбираются в хоккее?
Журналистов у нас не так много, а вопросы на пресс-конференции задает практически один Дмитрий Ерыкалов из «Чемпионата»

У тебя есть друзья среди хоккеистов? Или в интересах работы с ними нужно держать дистанцию?
Друзей среди хоккеистов у меня нет, есть просто ребята, которых давно знаешь, и с ними добрые отношения. Но хоккеистов, к которым я бы могла обратиться за помощью в случае чего, как к друзьям, нет.

Еще не так давно в «Сибири», как и во всех других клубах Лиги, существовало предубеждение – не брать девушек в самолеты, на выезды. Когда у вас это поменялось? Помнишь свой первый полет с командой?
Первый раз я летала с командой еще при Дмитрии Квартальнове. Ну как летала. Мы с оператором поехали на четырехматчевый выезд, но везде добирались сами, и только назад из Донецка нас взяли с командой.

На плей-офф нас не брали, в Казань и Магнитогорск летали через Москву. Я люблю летать и путешествовать, но такие поездки все равно утомляют. Например, из Казани и Магнитогорска мы домой добирались почти через сутки после матча, к ночи, а на следующий день уже очередная игра.

А вот при Андрее Скабелке все поменялось. Весь плей-офф мы отлетали с командой. Это, конечно, заслуга Кирилла Фастовского, он сумел убедить тренеров и объяснить им, что все мы делаем общее дело.

У тебя в твиттере подписчиков больше, чем, например, у «Витязя». Как-то ограничиваешь себя в том, что там писать?
На самом деле, у «Витязя» уже больше подписчиков, чем у меня. Они обогнали. Если говорить обо мне, то меня удивляет такое количество подписчиков, спасибо всем, кто меня читает, все, кому я интересна. К тому же я знаю людей, которые на меня не подписаны, но читают мой твиттер. В частности, например, сотрудники КХЛ, МХЛ, сотрудники моего собственного клуба, которые не зарегистрированы в твиттере и так далее. Приходится себя, конечно, ограничивать. Чаще всего сложно это делать, когда происходит какая-то несправедливость. Хочется написать, но сдерживаешь себя. Главное – не выкладывать что-то на эмоциях. Лучше остыть, обдумать, как лучше выразить свое мнение.

И еще об игре на медиа-поле. Главный тренер «Медвешчака» ведет твиттер, но такое невозможно представить в России.
Уверена, что и в России такое когда-нибудь будет возможно. Просто многие вещи, которые в НХЛ уже происходят давно и обыденно, для нас в чем-то шок и нечто невероятное. Но потихоньку барьеры преодолеваются.

Символ снега и холода, ню, предсезонка Сафина

levinskaya (2)

Несколько лет назад ты заняла свое лето составлением плей-листа на матчи «Сибири». Что там было интересного?
Я и сейчас занимаюсь составлением плей-листов: на каждый матч у меня отдельный плей-лист на паузы в матче, на рекламные паузы (их пять), на раскатку команды и на выход группы поддержки на сцену на церемонии открытия матча. Думаю, что у меня просто драгоценный архив музыки. Кстати, может быть, начать продавать свои архивы клубам, у которых проблема с музыкальным наполнением? Например, на одной арене на удаления соперников ставят песню «Ленинграда» с нецензурным названием. Я считаю, что это неприемлемо и с этим надо бороться КХЛ.

Как и когда вы в «Сибири» придумали День болельщика? Какой был самым крутым?
Я придумала этот праздник, когда «Сибирь» возглавлял Александр Канцуров, в 2009 году. Теперь этого праздника ждут все наши болельщики, чтобы первый раз увидеть свою команду после отпуска: у нас нет предсезонных турниров, и хоккеисты все матчи проводят в других городах. Так получается, что с каждым годом он удается все лучше и лучше. Последние два года классными получаются мастер-классы – спасибо команде, которая подходит к этому с креативом и позитивом.

Гвоздем одного из Дней был сольный концерт Михаила Анисина.
Концерт прошел шикарно. Миша, конечно, настоящий талант, у него сильный и классный голос. Болельщики были в восторге.

Как из истории (1981 – 1988) в наши дни перенеслась ваша замечательная снежинка? Кто ее придумал и обновил в соответствии с современными требованиями?
Идея принадлежит Александру Карпухину.

А как родился Снеговик?
Точно не помню, кто был инициатором, возможно, пришло к нам сообща это решение. Раньше талисманом клуба был белый медведь, но… просто какой белый медведь в Новосибирске? Они у нас не живут. А вот Снеговик – это символ снега, холода, и вполне подходит «Сибири».

Летом вы сделали лучший медийный проект предсезонки, пригласив Марата Сафина на сбор команды. Как она получилась?
На вечере закрытия КХЛ ко мне с этой идеей подошел Марат Сафин. Я сразу поняла, что идея крутая и попросила его больше ни с каким из клубов КХЛ не говорить. Сказала ему тогда, что вопрос решу, он едет к нам. Кирилл Валерьевич идею оценил, а вот Андрею Владимировичу (Скабелке) мы об этом рассказали за два дня до выхода из отпуска. Он, мягко говоря, отнесся настороженно, но отказываться не стал. Самое сложное для Марата, я думаю, было влиться в работу в первый день. А потом все в команде поняли, что он человек адекватный, сам со спортом дружит, и потихоньку он стал своим.

История с твоими фотографиями ню по итогам серий с «Магниткой» – все ведь начиналось как троллинг?
Да почему?! Это не было троллингом. Просто обещала я это сделать во время плей-офф- 2014, но тогда мы проиграли «Магнитке». А выполнила обещание уже в плей-офф-2015, когда мы прошли Магнитогорск.

Как отнеслись к этому твои родители, друзья и самое главное – на работе?
От своих близких и коллег по работе я не получила никаких негативных откликов, не услышала плохих слов. По крайней мере, в лицо. Был только забавный момент с одним из ассистентов главного тренера Павлом Зубовым. Когда он меня увидел после публикации фотографии, сказал: «О, Маша! Вы сегодня одеты». На что я ответила: «Ну да, у вас тут на стадионе слишком холодно». Посмеялись.

А вот мама с папой были немного шокированы, но только после того, как резонанс стал слишком громким, а история попала в СМИ. Даже наши родственники в небольшом городке под Пензой прочитали об этом в «Комсомольской правде».

Насчет общественного мнения по этому поводу скажу так: меня оно не особо волновало, потому что это мое личное дело, которое никому не принесло ни капли негатива в жизнь. Кто не хотел смотреть, тот прошел мимо.

В целом в моей работе для меня главное не то, что думают обо мне, а то, какой результат мы получаем в итоге. О «Сибири» везде говорят, Новосибирск болен хоккеем, на наши домашние матчи не достать билет. Любой может сам сделать вывод.

Чего ты никогда не сделаешь в рамках своей работы?
Не предам, не подставлю.

Твой любимый хоккеист – Максим Якуценя?
Я просто так дурачусь. У меня нет любимых хоккеистов, это как-то неправильно. У меня есть любимая команда – «Сибирь».

У тебя небольшой туристический бизнес. Зачем?
Это не бизнес, а, скорее хобби. Мне нравится организовывать поездки людям, делиться опытом.

Несколько раз пресс-служба «Сибири» становилась одной из лучших в Лиге. Какие еще вершины можно покорить?
Я сама себе устанавливаю потолок. Пока есть вдохновение, пока есть идеи, есть, куда совершенствоваться, можно покорять много вершин. А то, что пресс-служба «Сибири» несколько раз становилась лучшей, никто и не вспомнит – даже дипломчика или грамоты никакой нет. Так что это все условно.

Фото — личный архив Марии Левинской
Видео — «Сибирь»

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
851