Наши Легенды. Владимир Юрзинов

Как сложились судьбы советских хоккеистов, выигравших для страны первое...

19.01.2021 Комментарии к записи Вячеслав Быков. Самородок из Челябинска, который отрёкся от НХЛ отключены РХС

Вячеслав Быков. Самородок из Челябинска, который отрёкся от НХЛ

Самородок из Челябинска, который отрёкся от НХЛ. Каким хоккеистом был Вячеслав Быков
Он попал в профессиональный хоккей только в 18 лет, но очень быстро проделал путь в ЦСКА и сборную СССР, а в 90-е годы не уехал в НХЛ.

В спорте очень редко встречаются примеры успешных игроков, ставших впоследствии большими тренерами, но феномен Вячеслава Быкова – одно из немногочисленных исключений. Молодому поколению хоккейных болельщиков Вячеслав Аркадьевич известен, как один из самых успешных тренеров современности: со сборной России Быков дважды подряд выиграл золото чемпионатов мира в 2008 и 2009 годах, а затем с «Салаватом Юлаевым» и СКА по разу завоевал главный трофей КХЛ – Кубок Гагарина.

Но игровая карьера Быкова была не менее золотоносной. Будучи хоккеистом, Вячеслав Аркадьевич стал двукратным олимпийским чемпионом и пятикратным чемпионом мира, а с ЦСКА выиграл семь союзных первенств с 1983 по 1989 годы. Быков был одним из самых умных, мастеровитых и трудолюбивых игроков своей эпохи, отличался волевым характером и железной дисциплиной, и хоть и не стал по-настоящему суперзвездой советского хоккея, но сумел оставить значительный след в истории тех команд, где ему довелось поиграть.

Челябинский самородок без хоккейного образования

Вячеслав Быков родился в Челябинске 24 июля 1960 года. С ранних лет он полюбил спорт, которым занимался во дворе: летом – футбол, зимой – лыжи и хоккей, набиравший в те годы бешеную популярность в стране. «5-6 мальчишек со двора пробовали играть во все игры. Дворовый опыт был очень практичен. Он открывал личности, которые покоряли вершины спорта. Из него вышли Макаров и Фетисов. Мы сами заливали лед, сами его чистили. Меня не брали ни в детские, ни в юношеские команды «Трактора». Каждое лето играл в футбол и даже выступал за детскую сборную команду области. Пока учился в школе, много занимался лыжами и выполнил норматив первого разряда», — вспоминал Быков детские годы.

В 7 лет Вячеслав записался в хоккейную секцию инструментального завода «Калибр», и это стало его единственным трамплином в большой спорт – профессиональную подготовку в спортшколах будущий олимпийский чемпион так и не прошёл. На этом любительском уровне Быков играл все школьные годы, а после окончания 11 классов поступил в Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, в студенческую команду которого Вячеслава пригласили ещё в девятом классе. Выбор аграрного ВУЗа обуславливался не только наличием сильной хоккейной команды, но и военной кафедры – уходить на два года из спорта ради службы в армии Быков не хотел.

Главная команда института под названием «Сельхозвузовец» выступала во второй группе класса «А» союзных чемпионатах, но в 1974 году Минсельхоз отказал в помощи, и коллектив опустился на уровень чемпионата Челябинской области. Этот факт позволил юному Быкову сразу попасть во взрослую команду, минуя молодёжку. За студентов Вячеслав играл здорово и привлёк внимание Петра Дубровина – главного тренера «Металлурга», второго по силе профессионального клуба Челябинска. «Увидел Быкова на матчах чемпионата области, на которые ходил регулярно — искал, кем можно пополнить команду. Он мне импонировал, но, чтобы приобрести его в «Металлург», пришлось выдержать длительные мучения. Слава мне постоянно отказывал. Затем он, видимо, поделился с отцом, который знал меня. Папа надавил, и они пришли ко мне вдвоем. Слава очень сомневался в реальности моих слов, что скоро будет играть в «Тракторе». Все же согласился. В марте 1979 года я с трудом убедил тренера молодежной команды «Трактор» Мурашова взять Быкова на финал первенства СССР. Его воспитанники 1960 г.р. двумя годами ранее стали чемпионами страны среди юношей, и брать новичка не хотели. И после «бронзы» первенства хоккеист не заинтересовал «Трактор», — рассказывал Дубровин. Кстати, на ту финальную серию Быков отправился на свой страх и риск (декан Сельхозинститута наотрез отказался отпускать Вячеслава и пригрозил ему отчислением в случае самоволки), но в результате стал её лучшим бомбардиром.

В «Трактор» Быкова не взяли, в это время у Вячеслава появилось приглашение от одного из клубов с Дальнего Востока. Но Пётр Дубровин буквально уговорил будущего хоккеиста остаться в Челябинске и перейти в его «Металлург». «Разговоры были долгие, мучительные: другой бы махнул рукой, но Пётр Васильевич сумел переубедить меня. Я остался в Челябинске, за что приношу ему свою благодарность. У Петра Васильевича я прошел свою первую в жизни настоящую хоккейную школу»», — Быков до сих пор с теплотой вспоминает Дубровина и считает его своим первым тренером.

«Конечно, у Быкова чувствовалось отсутствие школы (его школа — корт «Калибр»), но при этом он был универсалом — мог действовать везде, кроме вратарской позиции. Был очень быстр мыслью! Попробовал его на краю: слабоват, Слава сбивался в центр. Зато в центре при необходимости брал игру на себя и быстро превращался в крайнего нападающего. Меньше уделял внимания обороне (очень хотел забрасывать шайбы!), но все советы схватывал мгновенно. Быков виделся мне прирожденным центром. Центр — это «хороший семьянин» состава. Он не должен быть эгоистом, карьеристом, жадным. Он не закатывается в чужую зону раньше крайних, он — вершина треугольника атаки. Это универсал, который способен смотреть на 3-4 хода вперед. Центрфорвардов-атлетов полно, а тех, кто видит игру, может ее вести, связать партнеров, не хватало. У Вячеслава присутствовали такие качества. Подкупала также его преданность хоккею, который стал единственным увлечением. Когда он уже входил в состав «Трактора», то с командой отправился в турне по Чехии. Игроки вспоминали, что после матча им разрешалось выпить по стаканчику пива. Слава же не прикасался к нему!», — говорил о Быкове Пётр Дубровин.

Быстрый взлёт в «Тракторе»

В 18 лет Быков впервые оказался в большом хоккее и стал выступать за челябинский «Металлург». В сезоне-1979/1980 Первой лиги чемпионата СССР Вячеслав играл в одном сочетании с Борисом Молчановым, и эта связка произвела фурор. Быков и Молчанов забросили более полусотни шайб каждый – это был первый случай в отечественном хоккее, когда два хоккеиста в одной команде сумели превзойти рубеж в 50 голов. В конце чемпионата Дубровин увидел, что «Металлург» Быков перерос, и стал уговаривать хоккеиста пойти в «Трактор». Тот опять сомневался, но всё-таки концовку сезона провёл в главной челябинской команде. Вячеслав сыграл за «Трактор» три матча и забросил в них две шайбы.

«Помню, когда первый раз увидел Быкова в нашей челябинской команде. Вижу, пришел к нам пацаненок. Худенький такой на вид, щупленький, маленький. Думаю, как же он играть-то будет с такой комплекцией? А как вышел на лед, ребята поразились – как же он преобразился: все умеет, всe знает, все соображает… Центральным нападающим он был классным. Мастером с большой буквы», — вспоминал легенда челябинского хоккея Валерий Белоусов.

В сезоне-1980/1981 опытный Белоусов выступал как раз в тройке с Быковым и Павлом Езовских, и это звено было локомотивом «Трактора» в том чемпионате, который клуб закончил на высоком 4-м месте. Лидеры челябинцев быстро нашли взаимопонимание, а на молодого Быкова не могли нарадоваться ни партнёры, ни главный тренер Геннадий Цыгуров. «Играть с ним было очень приятно. Он площадку прекрасно видел и пас всегда вовремя отдавал, и, когда надо, подключал к атаке. С Белоусовым у них был прекрасный тандем», — рассказывал защитник «Трактора» Игорь Трегубенков, игравший в те годы в звене Быкова.

За «Трактор» набиравший обороты центральный нападающий отыграл лишь два полноценных сезона. Талантливого форварда ещё в 1980 году пытался переманить в ЦСКА Виктор Тихонов, проводивший смену поколений в «армейской» команде, но Цыгуров настоял, чтобы Быков ещё какое-то время поиграл в Челябинске, окреп и возмужал. «Подводя итоги сезона-1981/1982, хочется выделить ударное звено Белоусов — Быков — Езовских — лучшее по всем показателям. В прошлом году Вячеслав был дебютантом, и его не успели как следует раскусить. В нынешнем сезоне тренеры давали специальные задания по нейтрализации Быкова. Это потребовало от молодого талантливого хоккеиста новых качеств, «акклиматизации» в подобных условиях. Во второй половине чемпионата Быков вновь обрел свою игру. Не случайно на международном турнире вторых сборных в Ленинграде он был признан лучшим нападающим. Неожиданная тяжелая травма в последнем матче турнира помешала ему стать членом первой сборной страны, одним из кандидатов в которую он был», — рассказывал Геннадий Цыгуров.

За два сезона в «Тракторе» Быков сыграл 92 матча и набрал в них 78 очков, так что отъезд из Челябинска талантливого самородка был неизбежен. В 1982 году Вячеслав сыграл свадьбу в родном городе и уехал в ЦСКА, откуда моментально попал и в сборную СССР.

Идеальный спортсмен и многократный чемпион

«Не надо думать, что Быков пришел в ЦСКА никому не известным мальчишкой, – вспоминал заслуженный тренер России Сергей Гимаев, выступавший за армейцев, когда 20-летний Быков впервые попал в команду Виктора Тихонова. – С первых же его шагов мы поняли, что это уникальный хоккеист. Он был нестандартным игроком, маленького роста, с этаким «иксатым» катанием – это когда ноги сгибаются внутрь, а не наружу… Казалось, он от тебя убежать ни за что не сможет, а догнать Славу было почти невозможно!

Но еще больше он поразил меня на первых занятиях по физподготовке. Быков – один из самых стальных хоккеистов, которых я видел за свою жизнь. Он сложен, как гимнаст, и выполнял в зале любое сальто, любой прыжок… Мог сделать стойку на одной руке, держа тело параллельно полу. В этот момент по его телу анатомию можно было изучать – каждая мышца вздувалась. Сумасшедшая координация, великолепная ловкость.

И это притом, что главным его хоккейным достоинством была все же голова, умение соображать на льду. Но это пришло чуть позже, когда образовалась тройка. Хомутов – Быков – Каменский… Они прибавляли с каждым сезоном. В ЦСКА тогда оказались два очень похожих суперцентра – Ларионов и Быков. Маленькие, худенькие, но очень умные. Благодаря им в нашей команде образовались две тройки мирового уровня! И лично для меня играть со Славой в одной пятерке было счастьем – это лучшие годы в карьере.

Вписался в ЦСКА Слава очень легко. Тем более что тогда в команде было очень много челябинских ребят. Целая диаспора – Макаров, Стариков, Тыжных, Бабинов… Они сразу взяли его под крыло. Да и не было в нашей команде никаких «прописок». Человек выходил на тренировку, и все сразу становилось ясно – ни капли лишнего веса, на кроссе первый, в футбол его тоже не обыграешь…Да Быков и в жизни был беспроблемным – скромным и в то же время очень жизнерадостным и общительным. Не гуляка, а упертый, очень волевой профессионал. От него всегда веяло позитивом».

Сергей Наильевич описывал какого-то идеального спортсмена, но к Быкову действительно трудно было придраться хоть в каком-то плане. Прекрасно воспитанный, интеллигентный человек, и в то же время – блестящий атлет и талантливый хоккеист.

Тройка Хомутов – Быков – Каменский в ЦСКА и сборной СССР была в тени легендарного сочетания Крутов – Ларионов – Макаров, но, безусловно, сыграла важную роль в доминировании «армейцев» Тихонова в союзных чемпионатах 80-х годов. С ЦСКА Быков семь раз подряд выиграл советское хоккейное золото, а в плане личной статистики для Вячеслава лучшим оказался сезон-1987/1988 – в 47 играх Быков набрал 47 (17+30) очков и помог своему другу и партнёру по звену Андрею Хомутову обогнать и Макарова, и Ларионова в соревновании лучших снайперов ЦСКА. В том же чемпионате, зимой 1988-го, Быков впервые попал в состав сборной СССР на Олимпиаду и завоевал в Калгари золотые медали. А на чемпионаты мира с советской командой Вячеслав ездил ещё с 1983 года, и в результате за 10 лет выступлений за «Красную машину» и её преемников собрал все комплекты медалей, пять раз завоевав золото мировых форумов.

«Хотел играть в свой хоккей, а не в канадский. Поэтому уехал в Швейцарию»

В конце 80-х звёзды советского хоккея хлынули в Америку, а Быков выбрал другой путь и перебрался в не самый сильный швейцарский чемпионат. Да, собственно, и звездой в привычном понимании слова Вячеслав никогда и не был. Скромный от природы, не грезящий НХЛ, не популярный у журналистов того времени. «Дело в том, что я уезжал по двум причинам: познать другую жизнь и, если по-честному, деньги заработать, да и в другой хоккей поиграть. Поехал именно в Швейцарию потому, что хотел играть в свой хоккей, а не в канадский. Остался надолго, потому что понравилась страна. И делал любимое дело с удовольствием», — объяснял Быков свой выбор.

В Швейцарии Вячеслав впервые оказался в 1990 году и задержался в этой стране более чем на десять лет. Его связка с Андреем Хомутовым, который уехал из ЦСКА вместе с Быковым, разрывала соперников «Фрибура-Готтерона», так что у русских хоккеистов не было шансов не стать любимцами местной публики. Вячеслав и сам привязался к Швейцарии, которая подошла Быкову по менталитету: спокойному, интеллигентному, воспитанному человеку, демократичному в отношении с другими людьми, было комфортно внутри размеренной жизни стабильного европейского государства.

Уехав во Фрибур, Быков не потерял связи с национальной командой, где вышел на ведущие роли – все главные советские звёзды оказались за бугром и не всегда имели возможность и желание помочь сборной на международных турнирах. В 1992-м Вячеслав во второй раз в карьере стал олимпийским чемпионом в составе объединённой сборной СНГ, в 1993 году уже со сборной России завоевал своё последнее золото чемпионата мира. На обоих турнирах Быков был капитаном и одним из главных бомбардиров, а его связка с Хомутовым блистала как в лучшие «армейские» годы.

За «Фрибур-Готтерон» Быков отыграл восемь сезонов, затем на два года перебрался в «Лозанну», где и завершил карьеру в 40-летнем возрасте. В августе 2000 года во Фрибуре состоялся прощальный матч хоккеиста: в одной команде сыграли русские игроки НХЛ, в другой – хоккеисты, с которыми Быкову довелось сыграть в Швейцарии. Сам виновник торжества выступил поочерёдно за обе стороны.

В Швейцарии Быков ни разу не выиграл местный чемпионат, но сумел заслужить колоссальное уважение местного народа. Там Быкова чуть ли не носили на руках, а под своды ледовой арены во Фрибуре со временем подняли его игровой свитер. Семья Вячеслава Аркадьевича осела в Швейцарии, там выросли его дети, а в 2003 году Быков получил швейцарское гражданство. В этой стране началась и его блистательная тренерская карьера, и там же он живёт сейчас, предпочитая нервной работе наставника в КХЛ спокойствие и умиротворённость альпийских лугов и необременительную должность в ставшем родным «Фрибуре».

Лев Лукин, Чемпионат
фото — Челябинский хоккей

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
842