«Бей канадца»: разбегаешься — и в дерево плечом»

5 историй из жизни Валерия Харламова

09.08.2016 Комментарии к записи Валерий Васильев. Глыба отключены РХС

Валерий Васильев. Глыба

Его называли и первым советским тафгаем, и настоящим русским богатырем, и лучшим защитником советского хоккея – настолько мощным, силовым и одновременно интеллектуальным был хоккей, в который играл Васильев. Об его уникальной мощи и таланте играть очень жестко было известно всем соперникам. Не случайно великий Анатолий Тарасов предпочитал не рисковать и не выпускал против динамовца Васильева своих армейских звезд – Валерия Харламова и Анатолия Фирсова. Глыба – так вспоминают о Васильеве и партнеры, и соперники, и эта характеристика подходит к нему как нельзя лучше, ведь настоящей глыбой он был не только на льду, но и в жизни.

— Когда меня просят коротко охарактеризовать Валеру Васильева, мне на ум приходит одно слово – глыба, — вспоминал о Васильеве Владимир Юрзинов. — Во всем. В своей исполинской физической мощи, в своем поведении по отношению к себе и товарищам, в своей манере игры, в благородстве и мужестве. Мне кажется, он сам не знал предела своих возможностей, настолько они были безграничны. Но не меньше его внешней физической силы меня впечатляла его огромная внутренняя сила. Думаю, если бы Валера в свое время, как говорят у нас, соблюдал спортивный режим, то мог бы запросто — с его-то физическими данными! — играть и по сегодняшний день.

Родился Васильев в 1949 году в Нижегородской области и играть в хоккей начал за горьковское «Динамо». «В Горьком мы жили прямо на территории стадиона «Динамо». В 10 лет взяли в секцию, а в 15 уже играл за мастеров по классу «Б». У меня было отличное сложение – в деда уродился, двухметрового здоровяка с кулаками-кувалдами, да и мама у меня крупная была», — делился воспоминаниями Васильев.

Правда, за главную команду своего города – «Торпедо» — он сыграл лишь три матча, на которые его перевели из «Динамо» в самом конце 1967 года. В одном из этих матчей горьковчане играли против динамовцев Москвы, и Васильев так приглянулся главному тренеру москвичей Аркадию Чернышеву, что тот без лишних раздумий позвал его к себе. В то же время Николай Пучков пригласил Васильева на первый в истории чемпионат Европы среди юниоров, на котором сборная СССР заняла второе место, а молодого динамовца назвали лучшим защитником турнира. На следующий год наши юниоры завоевали золото, и с этого момента началась яркая карьера Васильева в сборной страны.

За главную команду он впервые сыграл в 1970-м, играя в паре с опытным Виталием Давыдовым (у него Васильев перенял знаменитую «мельницу» с перекидыванием соперника через спину), и дебют получился успешным: на чемпионате мира в Швеции Васильев стал обладателем своей первой «взрослой» золотой медали. С самого начала в сборной не обошлось и без известных многим приключений, о которых сам Валерий Иванович охотно рассказывал.

— По окончании Приза «Известий» 70-го года Тарасов перед отъездом в зарубежное турне на пару дней распустил нас по домам, — признавался Васильев. — Мы подумали и к Мальцеву на квартиру на маленький пикник завалились. Так получилось, что я с Витей Полупановым на сбор на 15 минут опоздал, а Фирсов, остававшийся за старшего, уперся: «Я Тарасову доложу, что вы опоздали, да еще и с запашком явились». На следующий день Тарасов объявляет: «Полупанов и Васильев за нарушение спортивного режима из команды отчислены», поэтому я пропустил чемпионат мира в 1971-м. А Фирсова после этого возненавидел, колотил его при каждом удобном случае – Тарасов даже старался его против меня не выпускать.

Безусловно, одним из главных событий в карьере защитника стала легендарная Суперсерия 1972 года, в которой Васильев впечатлил даже искушенных силовой игрой канадцев. «Помню, как мы волновались перед первым матчем. Руководство нас напутствовало: надо сыграть достойно, а не так, чтобы сразу испугаться и развалиться. Вышли на лед, стадион из вежливости похлопал. Затем начали представлять канадцев — и минут тридцать творилось что-то страшное. Я Валерке Васильеву сказал: «Не убили бы». А Валера в ответ хохотнул: «Гусь, не бойся. До смерти точно не убьют», — вспоминал защитник нашей сборной Александр Гусев.

Именно пара Ляпкин – Васильев стала непосредственным участником легендарного гола Пола Хендерсона за 34 секунды до конца восьмого матча. Сам Васильев не стеснялся признаваться, что допустил ошибку, и тяжело это переживал. «В том эпизоде Ляпкин немного меня смутил, я пошел на шайбу и он тоже, хотя он должен был находиться на пятачке. Получилось, что мы помешали друг другу, я замешкался, и тут же шайба оказалась в наших воротах. К счастью, Бобров мне ничего не сказал в раздевалке. Мне самому хотелось умереть. Но вообще мне нравилось играть против канадцев, они силу уважают. Помню, во время Суперсерии-74 я предупредил их руководителя: «Держитесь в рамках, а то так тряхану, что мало не покажется. Учтите, вы будете лечиться за свои деньги, а меня страна вылечит», — говорил Васильев.

В 1973, 1977, 1979 годах Валерий Васильев признавался лучшим защитником чемпионатов мира. Васильева пять раз (1974-75, 1977, 1979, 1981) включали в символическую сборную мира по итогам первенств планеты, и далеко не случайно, что в 1981-м, когда закончил карьеру Борис Михайлов, капитаном сборной СССР стал именно Васильев. «Он был одним из немногих игроков советской сборной, кто постоянно выступал за национальную команду, но никогда не играл за ЦСКА. Этот русский силач наверняка смог бы быть на первых ролях в НХЛ. Играя жестко, он удивительно быстро катался, хотя иногда производил впечатление неповоротливого человека. У него была своеобразная манера отталкивания – он не поднимал высоко ноги, и поэтому его почти невозможно было сбить», — писала о Васильеве американская New York Times.

Васильев был также человеком незаурядных личностных качеств. Выиграв золото чемпионата мира 1978 года в Праге, Васильев никому и словом не обмолвился о болях в груди, которые он испытывал. После возвращения домой врач, посмотрев кардиограмму, воскликнул: «У вас был сердечный приступ!». Это был его первый инфаркт, перенесенный на ногах: в последнем матче против чехов Васильев пропустил лишь несколько смен, лежав на скамейке, но затем все равно вышел на лед, так как к тому времени из-за травмы выбыл наш другой защитник Лутченко.

По решению Виктора Тихонова Васильев не попал на Олимпиаду-84 в Сараево, хотя готовился к этому турниру: наставник предпочел ветерану Игоря Стельнова. В конце того же 1984 года Васильев завершил карьеру игрока, но из хоккея не ушел, успев поработать и вице-президентом ХК МВД, и генменеджером в «Крыльях Советов», и советником президента московского «Динамо». В апреле 2012-го года Валерий Васильев ушел из жизни в возрасте 63 лет – причиной гибели стала остановка сердца.

Очень трудно найти в нашей сборной похожего на Васильева защитника, который бы сочетал в себе мощь, жесткость, интеллект, хорошее катание и видение площадки – пожалуй, отдаленное сходство было лишь у Владимира Константинова. «Шайба летит. Васильев стоит, канадец лежит» — такая была шутка у болельщиков в конце 70-х годов. «Солидный, мужественный, боевой. Васильев был одним из лучших защитников в истории хоккея», — написала New York Times после его смерти.

Максим Замятин, Спорт-Экспресс

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
696