Почему Александр Овечкин не предатель

Павел Дацюк. Где начиналась карьера звезды

01.10.2017 Комментарии к записи Русский защитник, который набирал 100 очков отключены Развитие российского хоккейного стиля

Русский защитник, который набирал 100 очков

Лучший сезон Сергея Зубова в НХЛ. 

Едва возглавив «Рейнджерс», Майк Кинэн принялся делать то, что он имел лучше всего – подминать под себя команду, игнорируя все то, что было сделано до него. Вратарь Джон Ванбизбрук отпахал за ньюйоркцев почти десять лет (между прочим, выиграл «Везину») – и еще летом его обменяли в «Ванкувер» в угоду молодому Рихтеру. Вингер первого звена Эд Олчик впал в немилость Кинэна с первого дня их знакомства и быстро очутился на скамейке запасных. Туда же отправился защитник Джеймс Патрик, который был незаменимым в «Рейнджерс» с момента дебюта в 1984-м.

Майк косо смотрел на Гартнера и Амонте – они, по его мнению, были мягкотелыми; приглядывался к Алексею Ковалеву – урок примерного поведения на льду его только ждал, а во время тренировочного лагеря нашел еще одну жертву. В АХЛ отправился лучший защитник «Рейнджерс» прошлого сезона Сергей Зубов. Двусторонний контракт бывшего московского армейца позволял клубу делать с ним все, что угодно, но какой еще фарм после того, что он делал в регулярке-1992/93? Пока Брайан Лич залечивал травмы, именно Зубов разгонял атаки ньюйоркцев, выходил на реализацию большинства, набрав 31 очко в 49 матчах. После такого за место в составе можно было не беспокоиться, и так считал Сергей. У Кинэна было другое мнение. В начале октября защитника ждал «Бинхэмптон».

Для Зубова это было сродни ссылке в Сибирь или еще хуже. В фарм-клубе работал ненавистный Колин Кэмпбелл, с которым он поссорился еще прошлой весной, но иного выбора тренеру «Рейнджерс» он не оставил. В межсезонье Сергей женился, очень хорошо отдохнул, пропустив мимо ушей указания Майка по физподготовке. К тренинг-кэмпу защитник подошел с лишним весом и показал худшие результаты во время тестов, чем кто-либо другой из команды. Ему дали шанс прийти в себя в выставочных матчах – Кинэн остался недоволен. От велотренажеров, на которых можно сгонять вес и укреплять ноги, Сергей поначалу воротил нос, а тех, кто не хотел крутить педали, в «Рейнджерс» отправляли кататься на автобусе в АХЛ.

– Зубов не готов к сезону. Он должен многое наверстать, – говорил Кинэн, который долго не подпускал игрока к составу, несмотря на паршивый старт «Рейнджерс» в сезоне. Из девяти матчей они проиграли пять и не справились даже с новичком «Анахаймом».Майк кричал на Брайана Лича и говорил, что обменяет его на Криса Челиоса; убеждал генменеджера Нила Смита, что трейд Зубова на тафгая Стю Гримсона принесет для ньюйорцев Кубок Стэнли, пытаясь расшевелить команду. Очки добывались с трудом, но, в конце концов, его методы мотивации заработали.

* * *

Для Зубова переломным моментом сезона, а может и всей карьеры в НХЛ стал матч с «Монреалем» 28 октября. После второго периода (при счете 1:2) Кинэн был в гневе. В перерыве досталось всем, а перед Сергеем еще перед началом встречи поставили ультиматум: «Не будешь играть, как я хочу – вернешься в АХЛ и останешься там навсегда». На 46-й минуте Майк Кин забросил третью шайбу «Монреаля», и от фарм-клуба Зубова отделяло меньше четверти часа времени.

– Это был отличный звоночек для меня. Кинэн все сделал правильно. Когда я приехал в тренировочный лагерь, то был не в форме, но сейчас я готов, – говорил он после матча, переводя дух. Это его щелчок прошил Патрика Руа за секунду до выхода удаленного Брисбуа, и это его полубросок – полупас нашел клюшку Адама Грэйвса на пятаке на отметке 59:50. «Рейнджерс» набрали очко в игре с обладателем Кубка Стэнли, а их главный тренер получил от Сергея примерно то, что ждал с первых дней тренировочных сборов. Велосипеды сделали свое дело.

– Я ненавидел велотренажеры, но Майк дал мне понять: чем больше времени я кручу педали, тем больше буду играть, – объяснял защитник. Через пять дней Джеймс Патрик в результате хитрого обмена отправился в «Хартфорд», «Рейнджерс» получили Стива Лармера, а Зубов – почти неограниченный айс-тайм и место в спецбригаде большинства. К концу регулярного чемпионата у него было 89 (12+77) очков – больше, чем у Мессье, Ковалева, Грэйвса или любого другого нападающего команды. Еще 19 очков он набрал в плей-офф.

Если Кинэн блефовал, запугивая Зубова «Бинхэмптоном», то его актерским способностям позавидовал бы Адриано Челентано. Если нет – то он едва не потерял защитника, который помог ему выиграть финал Кубка Стэнли с третьей попытки.

* * *

В рейтинге всех лучших чемпионов в истории НХЛ «Рейнджерс»-1994 найдется место в конце второго десятка, а то и ниже. Но долгие 54 года, которые Нью-Йорк Сити ждал победу в Кубке Стэнли, сделали команду Майка Кинэна особенной, а журналисты придали ей статус легендарной. Столько книг и фильмов нет даже об «Эдмонтоне» и «Айлендерс» 80-х, настоящих династий, а про других и говорить нечего. Марк Мессье не давал никаких гарантий перед матчем с «Нью-Джерси» – он реально удивился, когда прочитал «Мы точно выиграем сегодня» на обложке New York Post – но его слова стали символом крутизны для всех капитанов клубов НХЛ. Стефану Матто до сих пор бесплатно наливают в барах Бродвея за гол в ворота Бродера в овертайме.

Семиминутная смена Ковалева в игре с «Бостоном» вспоминается едва ли не в каждом интервью Кинэна, а три обмена перед дэдлайном, которые совершил Нил Смит, считаются одними из лучших в истории, хотя по факту генменеджер «рейнджеров» заплатил за это будущим команды.

Зубову в этом сборнике легенд отводится скромное место молчаливого русского парня, который помогал Брайану Личу доводить шайбу до Мессье и Грэйвса. Это следствие его характера и языковых проблем, а не реальная оценка вклада в победу. С передач Зубова была забита четверть (77 из 299) всех голов «Рейнджерс» в чемпионате, а больше результативных передач в пауэр-плей по итогам регулярки (40) было только у Гретцки (47) и Рэя Бурка (42). Он и Лич были словно братья-близнецы, которые дополняли друг друга и были хороши сами по себе. При реализации большинства соперникам было невозможно уследить за их перемещениями, а когда помогать катать шайбу приходили Ковалев и Мессье, у вратарей начиналась паника. Когда Кинэн объединял двух своих лучших защитников в равных составах, происходило то же самое.

Зубов принимал простые решения и выполнял их с такой точностью, что они казались гениальными. Кинэн ругал его за нежелание вести силовую борьбу, но те, кто хотели толкнуть защитника и отобрать шайбу за счет физики, должны были для начала посоревноваться с ним в умении кататься на коньках. Чаще всего это заканчивалось не в их пользу – за счет едва заметного движения Зубов уходил в сторону, выманивал на себя еще одного игрока и сразу отрезал пасом третьего, оставляя для скоростного Майка Гартнера огромный коридор свободного места. Он мог несколько менять темп игры в одной атаке – взвинтить его резким рывком к воротам, притормозить и дать оппонентам успокоиться, а потом вновь выдернуть их из коньков подключением вперед. В их паре с Личем больше щелкал американец, но бросок Сергея был немногим хуже. «Просто бомба», – отмечал Рихтер, которому было с чем сравнивать.

* * *

Еще один герой «Рейнджерс»-1994 – Адам Грэйвс. Только в чемпионате он настрелял 52 гола, установив клубный рекорд, который держался 12 лет. Ни до, ни после Адам не забрасывал и 40 шайб, а в том сезоне с учетом плей-офф у него были все 60. Его и сейчас спрашивают – как такое возможно?

«Я зависел от партнеров. Конечно, в первую очередь это номер 11 – Марк Мессье, который делал очень многое. Я быстро понял, что моя задача – оказаться у ворот и отвлекать защитников. У нас было лучшее большинство в лиге, Сергей Зубов в своем первом полном сезоне в НХЛ творил невероятные вещи. Я знал, что если буду у ворот, то он или Личчи доставят до меня шайбу», – вспоминал снайпер «синерубашечников».

С передач Зубова Грэйвс забил по меньшей мере голов двадцать, а комбинация, состоящая из наброса защитника по воротам и добивания нападающего, вытащила для «Рейнджерс» не один матч. Собственно, она помогла и самому Сергею. Вспомните игру с «Монреалем». Только в 2009-м Малкин смог побить рекорд самого Зубова по количеству голевых пасов для игроков из России, сделав на один пас больше. Из защитников за последние 20 лет к его результативности приблизился только Эрик Карлссон – 66 передач в сезоне-2015/16.

* * *

В марте 1994-го в Нью-Йорке цвели крокусы, у «Рейнджерс» был небольшой спад, и у Майка Кинэна началось весеннее обострение. Он добился обмена Гартнера (34 гола в сезоне, ноль Кубков Стэнли в карьере) на Гленна Андерсона (17 голов в сезоне, пять Кубков Стэнли в карьере), получил от «Чикаго» силовиков Нунана и Матто за будущую звезду Тони Амонте и престарелого центра Крэйга Мактавиша за игрока олимпийской сборной США Тодда Маршана. Казалось, придумать что-то хуже было сложно, но Кинэн едва не превзошел самого себя. Он позвал в «Рейнджерс» 42-летнего Дениса Потвина, который завершил карьеру в 1988-м. Не в качестве аналитика или помощника, а в качестве действующего игрока. Бывшему защитнику «Айлендерс» предлагали пятимиллионный бонус за победу в плей-офф и два миллиона за оставшиеся 10-12 игр чемпионата. Контракт Зубова за весь сезон составлял 250 тысяч.

– Майк говорил, что ищет по-настоящему хорошего атакующего защитника для розыгрыша большинства перед плей-офф, – вспоминал Потвин. – Мне показалось, что он шутит, а потом я увидел его лицо и ужаснулся от того, что он был совершенно серьезен. Я подумал: «Боже, неужели я на это способен?» А потом отбросил эти мысли. Нет, я так не могу.

Так смачно плюнуть в болельщиков «Рейнджерс», которые кричали «Потвин – отстой» с тех пор, как он сломал Ульфа Нильссона в 1979-м, нужно было постараться. Вряд ли в восторге от этих слухов остались Зубов и Лич, но вот совпадение – команда прибавила. В первом раунде плей-офф «рейнджеры» вышли на «Айлендерс», которых еще не успел разрушить Майк Милбери. Пьер Тарджон, Рэй Ферраро и Владимир Малахов годом ранее отправили играть в гольф мощнейший «Питтсбург», поэтому от серии не без оснований ждали 6-7 матчей. «Рейнджерс» хватило четырех – 6:0, 6:0, 5:1, 5:2.

В конце третьей игры Майк Вукота сломал о руку Зубова свою клюшку, но даже так команду Кинэна было не остановить. «Вашингтон» продержался чуть дольше – пять игр, а «Нью-Джерси» в полуфинале конференции не хватило опыта, которым «рейнджеры» с избытком запаслись перед дедлайном.

* * *

Алексей Ковалев в своей автобиографии рассказывал, что при счете 3-1 в финальной серии с «Ванкувером» ветераны «Рейнджерс» решили проучить Кинэна за тайные переговоры с «Сент-Луисом» и два следующих матча «играли спустя рукава». «Захотелось игрокам потрепать нервы тренеру, дотянуть до седьмого матча, а там – русская рулетка: или пан, или пропал», – писал нападающий. Кроме АК-27 об этом сговоре никто больше не подтверждал, и совершенно точно в акции по воспитанию Кинэна не участвовал Зубов. В конце второго матча финала он попал под силовые приемы Желины и Момессо и получил травму. Он пропустил одну встречу, а в четвертой игре вернулся забил и отдал две передачи.

Когда через год руководство «Рейнджерс» начнет обвинять его в отсутствии характера и нежелании биться, Адам Грэйвс напомнит: «Немногие знают, но Зубов доигрывал финал Кубка Стэнли с замороженной грудной клеткой. У него ключица была раздроблена, и перед каждой игрой врачам нужно было оказывать ему помощь. Немногие люди в НХЛ были способны на такое».

Еще одна причина, по которой Зубову хотелось поскорее завершить финал – супруга Ирина была на восьмом месяце беременности. Когда «Рейнджерс» были в Ванкувере, она дозвонилась до Сергея и сказала, что их арендатор отключил домашний телефон из-за опасений, что русские сорвутся в Москву и не оплатят счет. Агенту Джею Гроссману пришлось оперативно решать этот вопрос.

А еще был закрытый разговор русской четверки (Зубов, Ковалев, Немчинов, Карповцев) с Кинэном, во время которого Майк, вскочив на стол, доступным языком объяснил, что ждет от легионеров большего. «Кажется, перед шестой или седьмой игры серии с «Ванкувером» Майк собрал нас и закричал: «Вы русские только и думаете, что о чемпионатах мира и Олимпиадах. Вам не нужен плей-офф», – говорил Немчинов на встрече, посвященной 20-летию со дня победы «Рейнджерс» в Кубке Стэнли. С английским на то время у Зубова было так себе, но слова тренера дошли до него четче, чем до остальных соотечественников.

* * *

Его голевой пас на Лича в седьмом матче заслуживает того, чтобы посмотреть повтор не один, а несколько раз. Ларионовская пауза, передача точно в клюшку – и перед Брайаном свободное пространство шириной в Гудзон.

Пройдет еще четыре минуты, и он опять сделает гол для «Рейнджерс». Ковалеву и Грэйвсу оставалось разыграть нехитрую «двоечку» – чепуха в сравнении с тем, что придумал Зубов. В концовке он будто не покидал площадку, блокировал броски Буре и пластался на льду, когда «Кэнакс» осадили ворота Рихтера. Потом шампанское в раздевалке, парад на Бродвее, шумная вечеринка в ресторане «Националь» на Брайтон-Бич….

А 1 августа, спустя полтора месяца, все это затмило появление на свет первенца, и Зубов присутствовал при родах сына. Мальчика назвали Павел. Несмотря на победу «Рейнджерс», тем летом именно это имя было самым популярным в НХЛ.

Артем Зырянов, Sports.ru

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
710