Самый большой русский талант после Овечкина и Малкина

Документальный фильм «Эра Буре»

30.01.2018 Комментарии к записи Никита Кучеров. Нераскрученная суперзвезда отключены Развитие российского хоккейного стиля

Никита Кучеров. Нераскрученная суперзвезда

АВТОМОБИЛЬ ДЛЯ ПЕРВОГО ТРЕНЕРА

11 октября 2016 года форвард Никита Кучеров подписал трехлетний контракт с «Тампой». Куда более скромный, чем ожидали (4,76 миллиона долларов в год – это разве деньги для 23-летней звезды одного из ведущих клубов НХЛ?), но первый большой в карьере. И вскоре у первого тренера Кучерова, Геннадия Курдина, зазвонил мобильник. На связи была мама хоккеиста Светлана.

«Геннадич, выбирай машину».

Сначала он не понял. Она объяснила – точнее, напомнила. В кучеровском детстве конца 90-х – начала 2000-х тренер, живший рядом с семьей будущего хоккеиста «Лайтнинг», регулярно возил его из дома на тренировки и обратно. Курдин говорил. Ребенок на заднем сиденье слушал. И запоминал.

Геннадий Курдин:

– Я тогда ездил на пятой модели «Жигулей». Ленинградка стоит, вечные пробки. Говорю – он, маленький, слушает. И, оказывается, как-то я ему сказал: «В НХЛ будешь играть – машину мне купишь?» Видимо, надоело мне на помойке этой ездить – я в сердцах и сказал. Вообще не запомнил! А ему врезалось в память. И мой вопрос, и то, что он ответил: «Куплю».

После Кубка мира Никита приехал, дней пять катался с моими мальчишками в Подольске. Потом вернулся в Америку, подписал контракт. И ближе к Новому году вдруг звонит Светлана и говорит: «Выбирай машину». Оказывается, он вспомнил то давнее обещание и деньги ей перевел. Спрашиваю: «Какую?» – «Какую выберешь». Я Land Cruiser взял…

Светлана Кучерова:

– Курдин все это говорил в шутку – кто тогда знал, что Никита будет в НХЛ играть? Он же еще совсем маленький был. Первый серьезный контракт подписал, и тут же звонит: «Я Геннадичу собираюсь машину купить. Спроси, какую он хочет».

Не каждый первый тренер будет изо дня в день подвозить туда-обратно ученика. И не каждый ученик запомнит обещание, походя данное 15, а то и больше лет назад. И уж тем более выполнит его. А, может, и не в обещании дело, а просто в человеческой благодарности.

Кучеров и Курдин нашли друг друга. Как знать – приди родители Никиты с 5-летним сыном к другому наставнику, что бы с ним дальше произошло. Тренер же входил в положение – и, когда родители работали, иной раз даже отвозил его с тренировок в детский сад, где остальные дети уже спали, а мальчику специально оставляли обед – мама договаривалась.

Но целых три года и договариваться-то было некому. Слишком далеко – десятки тысяч километров.

СЫН ПОЛКОВНИКА, РОДИВШИЙСЯ В МАЙКОПЕ

– У Никиты папа – военный, – объясняет Курдин. – Мы, наверное, пару лет занимались, когда его в Уругвай в командировку отправили. На три года. Жена должна ехать с мужем. А маленький Никита на льду уже начал немножко шевелиться. Светлана ко мне: «Что делать? Как мы его оставим?»

Говорю: «У тебя в Майкопе мама, вызывай ее сюда. А возить его я буду». Благо, жили на соседних улицах. Света маму свою привезла, иногда сестра ее приезжала, они меняли друг друга. Скучал ли Никита по родителям? А он мало тогда говорил. И потом тоже. Только недавно начал побольше разговаривать…

Светлана развивает тему:

– Никите было семь. Непростая ситуация, а что делать? Курдин не говорил: мол, у него получается, оставляйте. Он по-другому сформулировал: «Вдруг получится? А вы время потеряете». Естественно, надо было делать все, чтобы ребенок потом нам не сказал: «Если бы вы меня не забрали, из меня могло бы что-то получиться».

Вызвали бабушку, тетю из Майкопа. Мы приезжали раз в год, в отпуск. Никита не плакал. Грустный был, но не плакал. Я плакала. Конечно, ему тоскливо было без мамы. Но не зря это было. Говорила ему: «Сынок, вырастешь, будешь играть – поедешь куда захочешь».

Тренировки раз в неделю даже в шесть утра бывали, вставать в пять надо было. Так-то он поспать любит, но когда нужно куда-то ехать, в любое время – встанет всегда. Даже когда маленький был, слово одно ему скажи, что опоздаем на тренировку – вскочит даже с закрытыми глазами. Ответственный!

***

Возможно, такая самодисциплина – от военных корней, начиная с дедушки по папиной линии. Родители Светланы, кстати, живы-здоровы, а ее мама, та самая бабушка Никиты, в 75 трудится в майкопском футбольном клубе «Дружба». Уходить на пенсию не хочет ни в какую! Кстати, минувшим летом Кучеров впервые после 11-летнего перерыва заглянул в Майкоп – пусть и всего на три дня. В детстве он проводил в столице Адыгеи, на родине своих предков, каждое лето.

Работает и отец хоккеиста. Игорь Кучеров – ни много ни мало полковник российской армии. Они со Светланой в первые годы после развала СССР жили в Ашхабаде, по месту службы мужа. Мама будущей звезды «Тампы» ездила рожать детей к маме, потом возвращалась. Так в Майкопе и появился на свет, наверное, единственный энхаэловец, рожденный в Адыгее.

Вскоре после появления на свет родители перевезли Никиту в Туркмению. Но еще после года службы вопрос встал так: если Кучеровы остаются там, то и гражданство у них будет не российское, а туркменское. В 94-м – Никите был год – Игорь поступил в московскую военную академию имени Фрунзе, семья по военной линии получила квартиру в хрущевке. С подселением: две комнаты достались ей, в третью должен был въехать кто-то еще, она долго оставалась запертой. К счастью, так никто и не въехал…

«Кухонька была такая крохотная, что даже два человека, чтобы попить чай с тортиком, там толком не умещались», – вспоминает Курдин. Интересно, вспоминает ли Кучеров, меньше года назад с женой Настей купивший новый дом и переделавший гараж в маленькую хоккейную площадку, о той квартире?

Отец был загружен по работе настолько, что выбираться ему удавалось только по воскресеньям на игры сына. Ездил он на них в штатском. И вел себя так тихо – в отличие от большинства других пап, не стеснявшихся в выражениях, – что только через какое-то время в «Белых медведях», школе, которую Кучеров закончил, поняли, что это отец тамошней хоккейной звездочки.

– Ваш муж, действующий военный, имеет возможность в Америку к сыну ездить? — спрашиваю Светлану.

– Пока нет. Но до военной пенсии ему остался совсем чуток. Уволится, придется подождать немножечко – а потом можно.

КОНЬКИ НА ТРИ РАЗМЕРА БОЛЬШЕ И ТРУСЫ НИЖЕ КОЛЕН

Спрашиваю маму:

– Был момент, когда вы себе сказали: у Никиты точно получится?

– Не было. Все было понятно с самого рождения.

– ?!!

– Он был очень подвижный, игручий (хорошее слово, а? – Прим. И.Р.). Играл во все. Когда ему был год, у нас появился старенький самокат – Денис на три года старше. Никита дождался до двух лет – и потом так на нем гонял, что не остановить. Этот самокат еще так дребезжал – просто ужас. В два года сын с такой горки на нем съезжал, что у меня дух захватывало. Но я молчала, не запрещала. А потом смотрю – координация у него неплохая…

***

Все это было не случайно. Светлана Кучерова – мастер спорта по спортивной гимнастике. Занималась ею с 7 лет до 14, когда получила травму. Потом работала тренером, одновременно обучаясь на физмате пединститута. Правда, Никита тренироваться под маминым руководством – растяжку делать, еще что-то – не желал ни в какую. Тренер для него был один – Курдин. А мама – просто мама. С тренерством она закончила после того, как вышла за Игоря, который, в свою очередь, сам много лет занимался футболом.

В один прекрасный день отец Кучерова шел с работы и увидел объявление, что по соседству открылся муниципальный каток – «Серебряные акулы». Решили повести туда записываться обоих сыновей.

Денис к тому времени неподалеку занимался футболом, попробовали пристроить туда и Никиту. Но местный тренер и слышать не хотел о 4-летнем ребенке, хотя тот с мячиком обращался поинтереснее его семилеток. И по сей день Кучерову в отпуске только кинь мяч – футбольный, баскетбольный, волейбольный! А тогда мама обиделась и сказала: «В футбол – ни ногой».

Светлана Кучерова:

– Помню, мы надели на Никиту ролики и пошли записываться на хоккей. А перед школой – площадка заасфальтированная. И он как начал! Ролики – брата, намного больше. Но ему было все равно. И он так хорошо на них катался, что одна женщина, проходя мимо, сказала: «Он у вас будет знаменитым спортсменом». Мы с отцом повернулись и сказали: «Мы знаем». И пошли дальше.

У меня никогда не было сомнений, что он станет хорошим спортсменом. Он во всем хотел быть лучшим! В любую игру начинал играть – пока всех в поле зрения не обыграет, не отстанет. Оказывается, он и в шахматы умеет, а я и не знала. Дедушка научил. И мяч не бросит, пока все отлично не сделает. Я его однажды снимала на видео, когда он в футбол играл. Как заводной! Говорю уже: «Господи, когда у него батарейка кончится?» Он все бьет и бьет. Наш друг даже сказал: бросайте уже этот хоккей – у нас хороших хоккеистов много, а футболистов нет. Но это было уже невозможно.

Тут Светлана объяснила мне, почему она не достигла больших высот в спорте, а Никита – смог. Не только в травме было дело. «Мне иногда было себя жалко. Пока тренер смотрит – делаю, только отвернется – отдыхаю. Стыдно – но себя пересилить не могу. А Никите себя вообще не жалко. Никогда. Поставил себе цель – и к ней идет. Не может быть никакого шага влево или вправо, только – прямо. Я бы так не смогла. Как он себя мотивирует – просто ужас! И всегда, как ни позвони, недоволен собой. После любого матча».

А в первый день в «Серебряных акулах» Кучеровым сразу сказали: «Приходите, когда будет на чем кататься. Покупайте коньки». А покупать было не на что. Каток открылся 5 сентября 1998 года. Менее чем месяцем ранее в стране грянул дефолт, зарплаты не платили полгода. И тогда, поняв, что просто так ребенка не возьмут, Светлана решилась на нестандартный шаг.

– Спрашиваю: «Рабочие места есть?» – «Уборщица». И я устроилась. Там уже познакомилась с Курдиным, другими людьми. Думала, работникам катка коньки выдают – но ничего не было. Проработала неделю. Дождалась, пока кто-то принес подержанные коньки, и в долг купила их. Когда смогла – деньги отдала. Уборщицей работала месяц или два.

Зачем дальше? Я же своей цели достигла, а тут и зарплаты платить начали. Коньки, правда, были на три размера больше, чем у Никиты, но какая разница? Мы три года в них катались. Вообще, спасибо людям, рядом с нами тогда находившимся. Тяжело было. Но выжили. Кто-то одно дал, кто-то другое. Вошли в положение. Ждать-то, когда деньги появятся, было некогда.

***

Лишь один факт, чтобы понять, каким тогда было материальное положение семьи Кучеровых. Когда Никите настало время первый раз идти в первый класс, и он, и Денис отправились в школу не с букетами. У каждого было лишь по одному цветку.

Курдин добавляет:

– Света пришла, работы не было, уборщицей на катке устроилась. И привела в хоккей обоих. Денис, правда, быстро расхотел заниматься. Жили они не особо, денег было мало. Что у нас было – в то их и одели. Никита же был совсем маленький. Трусы хоккейные – ниже колен. Шлем «Сальва». Такой смешной! А стал лучшим бомбардиром НХЛ.

Честно говоря, если бы он при нашей системе попал не на меня… Пришла бы мама в ЦСКА – ее бы никто и слушать не стал. А тут устроилась на работу, свой человек, помочь надо. Парень встал на коньки с нуля – и покатил. И каждый день – видно было – получал от этого удовольствие.

– Да, Никита сразу поехал, – подтверждает Светлана. – Я тогда с камерой пришла, зафиксировать первые шаги на льду для истории. Думала, он падать будет – нет, поехал. Координация! Никиту можно было в любой вид спорта – и все равно бы пошло. От природы.

***

С братом у них были одни коньки на двоих, и одному из них тренировку приходилось пропускать. Посмотрев на обоих, мама сделала вывод: «Денис, не твой вид спорта». Он потом занимался пятиборьем, лыжами, в музыкальной школе выучился играть на альте. Получил экономическое и юридическое образование, закончил аспирантуру, стал начальником онлайн-продаж в интернет-магазине. В общем, пошел по стандартному для современного молодого человека пути.

– Часто вам приходилось на Никиту голос повышать? – спрашиваю маму.

– Нет. Никита был очень «удобным» ребенком. Он всегда наблюдал, за что мы старшего ругаем, – и никогда этого не повторял. И мы его никогда не ругали, потому что не за что было.

– То есть о ремне не было и речи?

– Да вы что?! Нормальный парень. Какой ремень… Найти Никиту можно было только на спортивной площадке. Школа и тренировка закончились – он все равно бежал во что-нибудь играть рядом со школой. И я точно знала, где он.

***

Если в «Серебряных акулах» тренировались в чем попало, то в «Белых медведях» выдали форму. И Никита, по словам мамы, так в перчатки влюбился, что спать какое-то время ложился исключительно в них. А в свободное время вставал во вратарскую позу и заставлял отца часами бросать ему мячик. Подумали даже, что быть ему вратарем. Но продолжалось это недолго.

Тогда, в самом начале, случился и единственный эпизод, когда мама помнит Никиту плачущим. На пороге катка споткнулся и выбил себе четыре зуба. Слава богу, молочных.

ДВОЕ МАЛЕНЬКИХ НИКИТ

Светлана – по натуре человек дотошный. Шла в книжный магазин, выискивала хоккейную энциклопедию – где упоминания о Курдине есть. Обнаружила, что он выиграл молодежный чемпионат мира в Швеции – обрадовалась. «Вы же и в первой сборной играли!» – «Во второй». Но для мамы это тоже стало показателем – не с улицы человек пришел. А Курдин, между прочим, сезон-80/81 в одном звене с Владимиром Петровым начал. Но однажды, как рассказал мне Алексей Касатонов (Курдин полностью подтвердил достоверность истории), во время матча в великого центрфорварда случайно врезался, и тот ударился головой о лед. Курдин над ним склонился, Петров открыл глаза, выговорил: «Был, Гена, у тебя шанс, а больше его нет» – и опять отключился. И правда – в ЦСКА у него не задалось…

Зато задалось с двумя учениками, двумя Никитами – Кучеровым и Гусевым. Да и Игорь Ожиганов от них недалеко отстал. Это они от него отстали в детстве, по росту. Лет до 15 оба были крохотными шпендиками – взгляните на фото. Представьте, как непросто им пришлось бы, не поддерживай и не защищай их от больших Курдин.

Для Никиты хоккей быстро стал делом жизни. Он обклеил всю свою комнату постерами – «Детройта» и Русской Пятерки, Буре, Яшина, Сундина. Но как много зависит не от тебя, а от обстоятельств. И если бы Курдин не смог быстро устроиться на новую работу…

Это была типичная история из 90-х. В «Серебряных акулах» первый тренер Кучерова проработал год. Дважды чемпион СССР в составе ЦСКА начала 80-х, выигрывавший также медали как игрок «Спартака», он заканчивал карьеру в Финляндии. Вернулся в Москву, увидел – близ дома в Серебряном Бору каток строят. Разговорился с директором. «У тебя диплом есть?» – «Есть». – «Я в этом деле ничего не понимаю, давай работай».

Директор был из бывших комсомольских работников и сотрудников префектуры. Поначалу все было хорошо. Но через полгода босс вошел во вкус, сдавая весь лед кому ни попадя – бандитам, бизнесменам. Курдин обнаруживал, что в 9 утра заниматься уже невозможно. Потом – в 8. Потом – в 7. Тренер начал ругаться – и услышал от директора: «Да надоели твои халявщики». Он имел в виду детей, для которых каток, собственно, и был построен. «Ты соображаешь, что говоришь?!» – взвился Курдин. Он – по-моему, не без доли гордости – утверждает, что в тот момент начал завоевывать репутацию скандального тренера.

Доскандалились до увольнения – причем по статье. Курдин подал на директора в суд. Проиграл бы – детским тренером работать больше не смог. Но в Москомспорте, где поначалу поддержали директора, тому сказали: «Если ты суд проигрываешь – убираем». Так и выйдет.

Но Курдин к тому времени уже устроится на другой муниципальный каток – «Белые медведи». Вначале – неофициально: директор Михаил Авачов скажет ему, что принять его он сможет только в случае выигрыша суда. Но главное, что время для детей потерянным не оказалось: Кучеров, Никита Гусев (они тогда уже были вместе) и Ко перебрались с Курдиным на новый лед с первого же дня нового сезона.

Правда, 93-й год рождения Авачов Курдину не дал. А дал 92-й, гусевский. Светлана спросила: «А можно мы к вам?» Тренер ответил: «Можно. Но если он не потянет – не обижайтесь». В той команде было пять человек кучеровского года, но удержался в команде из них он один. Хоть по большей части в коллективе и помалкивал: пошутишь над кем-то – от больших по шее получишь.

Они с Гусевым еще долго не росли – лет до 15. Даже Сергей Гимаев, в те годы директор школы ЦСКА, убеждал своего бывшего партнера по армейскому клубу в купе поезда Москва-Нижний Новгород (они ездили в составе цеэсковской команды ветеранов на родину Курдина открывать памятник Виктору Коноваленко): «Ген, да они у тебя маленькие!» Тот отвечал: «И что? Вот ты здоровый был, а Харламов – маленький. Вырастут! Маленького ждать надо…»

Курдин дождется. И одного Никиту, и другого. Один сейчас поедет на Олимпиаду в роли одной из главных звезд сборной России. А второму уже нет равных в НХЛ…

Тренер пресекал попытки более крупных ребят на тренировках бить маленьких клюшкой по рукам, когда те их «делают» – так ведь всю готовность к творчеству вмиг отбить можно. Более того, в матчах он приставил к Кучерову собственного… тафгая – Александра Фроленкова. «Подраться любил – только повод дай! – смеется Курдин. – Тафгаи тогда во всем мире были – и у меня в команде тоже».

– Прямой скорости у Кучерова не было, – вспоминает Курдин. – Не мог убегать, потому что младше, его догоняли все равно. Но они с Гусем за счет паса всех раздевали. Последний год в школе играли – так мужики, обычные болельщики, ездили конкретно на них. Даже на другие катки. Им нравилось смотреть хоккей, настоящий хоккей!

Силенок для бросков у Кучерова и в 15 лет особо не было, но я на это и не напирал: учил, что бросок – это продолжение передачи. Когда человек на одном броске сосредоточен – он не видит, куда швыряет. А Никита видит всегда. Потому что мы делали акцент на точности передач. Ясно было, что вырастет, окрепнет – и будет бросать…

***

Теперь он остается после каждой тренировки, чтобы бросить по 200 раз. И едва купил прошлым летом дом – переделал в нем гараж под хоккейную площадку. С пластиковым льдом, 20 клюшками с разными загибами крюка (на чемпионате мира он подсмотрел у известных коллег еще два и попросил приобрести), воротами, специальными стенами, смягчающими силу броска, множеством шайб различного веса вплоть до особых утяжеленных.

Потому знаменитый снайпер недавнего прошлого Кит Ткачак и восхищается: «Я забивал голы с близкого расстояния, с пятака. А такие парни, как Кучеров или Тарасенко, способны делать это с любой точки площадки. Так, что шайбу невозможно увидеть! Мои дети, глядя на них, бросают с самых разных точек, потому что хотят забивать голы так, как эти ребята».

И это – невзирая на концентрацию Кучерова на передачах.

– Не напоминает вам Никита кого-то из ваших партнеров по великому ЦСКА? — спрашиваю Курдина.

– Чтобы прямо напоминал – нет, наверное. Я же и Харламова застал, и Макарова – два поколения. Но у Никиты со многими общее есть, в том числе и с ними обоими. Он по сути своей – советский хоккеист, ориентированный на пас. Я и воспитывал его десять лет как советского. Саша Овечкин – тот чисто энхаэловский. Тут, считаю, сыграло роль то, что он рос в 90-е годы. Тогда хоккеистов так воспитывали, чтобы они играли больше на себя. Овечкин, Ковальчук… Большие мастера, но скорее индивидуалисты.

***

Курдин развил тему, изложив свой взгляд на то, почему в плей-офф у Кучерова получается даже лучше, чем в регулярках (22 гола и 42 очка в 45 матчах, финал и полуфинал Кубка Стэнли – и это за два полных розыгрыша), тогда как у Овечкина там складывается далеко не так гладко:

– Все время своим ребятам говорю: ты должен быть непредсказуемым. Игрок не должен делать одно и то же, потому что защитники его изучают. В НХЛ так просматривают! Овечкин приедет, встанет в левом круге вбрасывания, до него шайбу доведут, он шлепнет. И все это знают.

Почему, когда плей-офф начинается, он сразу перестает забивать? Потому что на эту точку приходит человек, его специально ставят рядом с Овечкиным и говорят: «Лови шайбу на себя». В регулярке этого не происходит, потому что игроки думают, что он их своим щелчком поломает. А в плей-офф себя уже не берегут, ложатся. Поэтому и результат сразу другой.

А Кучеров всегда играл с ребятами на год старше, и ему это помогло. Везде говорю, что в хоккее научил его выживать. Если бы он таскал шайбу, его бы смяли, убили. А они с Гусем научились вовремя от шайбы избавляться, видеть партнера и поляну. Отдал – открылся. Другое дело, что Кучеров всегда был в тени Гусева, который на год старше его, подыгрывал ему. Какой-то незаметный: вроде и не видно в игре, а гол, пас – получите. Такая манера игры – вроде невидимый, а все делает. Настолько привык к такой роли, что я ему даже прошлым летом сказал: пора тебе больше игру на себя брать, у тебя уже другая роль…

***

О характере спортсмена всегда говорят штрихи. Вспоминаю Матч звезд НХЛ-2017 в Лос-Андежелесе. Имея на счету «2+1», Кучеров вышел один на один – и, имея возможность сделать хет-трик (такое из россиян удавалось в All-Star Game только Павлу Буре), он отпасовал партнеру на пустые ворота. Стоит ли этому после всего услышанного удивляться – и тем более реакции Курдина: «Это их с Гусем игра»? Как и тому, что, по словам знающих людей, перед началом этого сезона Кучеров со Стэмкосом, две главные звезды «Тампы», пошли к главному тренеру Джону Куперу с просьбой – играть вместе? И ведь сработало!

А еще, послушав Курдина, сразу вспоминаю слова Никиты Нестерова, сказанные мне о Кучерове в позапрошлом сезоне: «Я не знаю стиль Кучерова. Потому что он его все время меняет. Делает то одно, то другое. В какой-то момент ловишь себя на ощущении, что вообще не знаешь этого игрока. Он может сделать с тобой что угодно. Подпустить под коньки, затормозить, объехать, бросить из-под тебя. Он очень умно играет и быстро принимает решения».

Перейдя из «Белых медведей» в ЦСКА и играя за «Красную армию», Кучеров с Гусевым на двоих сняли квартиру поближе к дворцу. Они и по сей день не разлей вода – только через океан. Увидим ли мы их все-таки когда-нибудь в одном клубе – желательно в «Тампе»?..

 КОЛЕСНЫЙ ЦЕХ, ВОДИЧКА В ОТПУСКЕ И «ЧЕГО ПРИПЕРЛИСЬ?» В «ДИНАМО»

А еще успехи Кучерова – от того, что в Северной Америке принято называть рабочей этикой. Игорь Ларионов мне говорил: «Стив Айзерман очень хвалил мне Никиту. Говорил, что он профессионал и в жизни, и в быту. Хорошие отзывы о наших игроках всегда радуют. Может не получаться, но когда стараешься – получится. Кучеров – такого плана».

Все это тоже берет корни в детстве. Курдин вспоминает историю. Лет в 15 Кучеровы переехали в Кожухово, где наконец-то получили приличную трешку. Но до катка «Умка», где тренировались «Белые медведи», пилить пол-Москвы. У кучеровской команды был выходной, и Курдин возился с 97-м годом рождения. И вдруг видит: на футбольную площадку выходят Кучеров с Гусевым. Ладно последний – он жил неподалеку.

«Никита, тебе же столько тащиться на метро! В выходной», – поразился тренер. – «А чего, я вышел во двор – там все знакомые ребята курят и пьют».

Собрался и поехал. Играть в футбол. Просто так. Через половину огромной Москвы. А ведь легче было «на районе» остаться, пивка со знакомыми ребятами пригубить…

После позапрошлого сезона дружная тройка Кучеров – Гусев – Ожиганов летом встретилась в ресторане торгового центра «Щука». Позвали первого тренера. Курдин получил удовольствие, обнаружив, что ребята его уже не стесняются, как к строгому тренеру не относятся и охотно говорят, тогда как раньше только слушали. Но что больше всего его потрясло – если Гусев с Ожигановым заказали по кружке пива (что для лета вполне естественно), то Кучеров и в отпуске пил исключительно воду без газа.

– А он вообще не пьет, – подтверждает Светлана. – Самое большое – бокал шампанского. На фотографии, по крайней мере, его держит (смеется). И дома в отпуске – ни-ни. Только вода без газа. И по еде строгие ограничения. В отпуске может позволить себе борщ и оливье, но очень нечасто. Никаких гарниров, только овощи – пареные, вареные. Все жестко.

Это началось, когда его «Тампа» выбрала на драфте, и он начал приезжать туда в тренинг-кемп. Видимо, обнаружили у него какие-то излишества – и с тех пор он начал с ними бороться. Летом высушивается так, чтобы процент жира стал минимальный. Как какие-нибудь бодибилдеры. Вообще, в плане режима они в «Тампе» нашли друг друга с Владом Наместниковым – тот такой же, лишнего не съест и не выпьет.

Агент хоккеиста Дэн Мильштейн поясняет, что Кучеров активно пользуется услугами диетолога. Эта дама много лет контролировала питание Павла Дацюка, и предмет ее гордости – то, что в результате этой работы тестостерон в 36 лет у Волшебника был выше, чем у его 20-летних одноклубников по «Ред Уингз».

Что же касается равнодушия Никиты к алкоголю, то о нем я вспомнил, когда мама показала мне фото маленького тогда еще сына с Яромиром Ягром – известным как раз тем, что вообще не употребляет. Однажды он в рамках какой-то акции со сломанным пальцем приехал на фотосессию в «Белые медведи» – и вот вы можете видеть это фото. Так напоминающее мне классический снимок Горди Хоу, держащего клюшку на шее подростка по имени Уэйн Гретцки…

Рабочая этика касается не только режима, но и собственно хоккея. Светлана вспоминает:

– У Геннадича было, например, такое правило. Заболел, пропустил, приходишь на тренировку – не факт, что он, на прежнее место тебя поставит? Нет, ты докажи, что достоин его. С последней пятерки начинаешь – даже если играл в первой. И Никита через это не раз проходил. Потому что болели мы два раза в год стабильно, осенью и весной. А еще у него рефлекс – 1 июля всегда начинать работать. Потому что тренер нас 1 июня распускал, а месяц спустя – собирал.

Курдин рассказывает:

– Часто как бывает: набросали шайбы на льду для упражнения, игрок делает его, теряет шайбу и возвращается уже за следующей. А у меня обязательно – если ты потерял шайбу, ее и должен подобрать, доработать. В следующий раз будешь более ответственно к приему шайбы относиться. Кучеров это усвоил.

Нам в свое время в Горьком говорили: «Вот видишь, трубы дымят. Завод! Вот твой выбор – или в хоккей играть – или на завод». Вы ни разу не были в колесном цехе? Вам повезло. Гарь, дымища, колеса падают. У рабочих башмаки вот с такими железками, иначе колесо упадет – палец отрубит. Я это знаю, потому что в свое время за колесный цех в хоккей играл. На первенство ГАЗа нас из молодежки подключали – 120 рублей платили, деньги хорошие. Зато кое-что увидели.

И я Кучерову с Гусевым про колесный цех тоже рассказывал. Они все поняли. Вот Саша Атаев у меня был в 13 лет капитаном сборной Москвы, но потом работать перестал. Но у него папа в строительной компании, он к нему пошел работать. «А вы, чтобы вылезти из нищеты, должны трудиться». Он и трудится до сих пор. Вот он играл в звене «тройняшек» с Джонсоном и Палатом – здорово получалось. Но потом перерос их. Потому что пашет больше – взять тот же лед в гараже. Вот и встал на уровень Стэмкоса. На звездный.

***

Впрочем, до этого нужно было пройти очень большой путь. Светлана рассказывает, что тренироваться его сын мог и 31 декабря, и 1 января – Курдин не щадил ни себя, ни мальчишек. «Белые медведи» много занимались и на открытом льду.

– Нам в «Белых медведях» льда не хватало. Мы отставали: я набрал их в 99-м, когда Никите было шесть, а другим – по семь. А набор обычно в пять. Надо нагонять, а льда мало. Вот мы и договаривались – с открытыми стадионами «Олимпия», «Вымпел». За три года занятий 30 на воздухе провели. И в морозы под 30 градусов не отменяли. Так что к «Зимней классике» Кучеров готов хоть сегодня. Привыкший! И к 13 годами по катанию, по объему нагнали тех, кто начал раньше.

Многие – в первую очередь из-за габаритов – в него не верили. Курдин любит вспоминать, как тренер Александр Левицкий из ЦСКА, которому доверили повезти сборную Москвы из 13-летних на Спартакиаду, отцепил Кучерова от сборов.

– Через два-три дня возвращается. «Что случилось, Никит?» – «Левицкий сказал – я слабый». Сейчас, когда встречаю Левицкого, спрашиваю: «Ну что, Лева, Кучеров – слабый?» Он от меня убегает…

***

Маме запомнился один из призов лучшему игроку – благо, он запечатлен на фотографии, которую вы тоже можете увидеть. Вручал его вместе с директором «Белых медведей» Авачовым сын Валерия Харламова Александр. Представляла собой награда большую игрушечную машинку, на которой было написано – Lightning.

Тогда на это никто не обратил внимания. А оказалось – знак судьбы. Он по сей день стоит у Кучеровых на всепогодной даче, которую тоже построили в последние годы при финансовой помощи сына…

В 2009 году у «Белых медведей» Кучерова – Гусева был выпуск. И сам же Курдин повез пристраивать троих своих талантливых мальчишек по клубам. Никто за ними не гонялся.

Курдин рассказывает:

– Вначале повез их в «Динамо», на базу в Новогорск. К Толе Антипову, моему одногодку, которого знаю по сборным. Там как раз просмотры шли. Покатались, вышел Толя, махнул рукой: «Да у меня такие же». И все. А тут как раз Николай Вакуров из ЦСКА. Приехали туда – там тоже лица воротили. Но в конце концов сказали: ну давай, раз бесплатно. «Белые медведи» же – муниципальная школа, а не клуб, игроки оттуда уходят бесплатно. Ни школе, ни тренеру ничего не достается. Мне не то что денег – звания заслуженного тренера за них не дали. Напишите, пусть Третьяк прочитает. Во времена Кучерова и Гусева федерация хоккея Москвы не давала спокойно работать, придумывала дисквалификации, и это продолжается до сих пор. А ФХР, зная о конфликте, вместо того, чтобы защитить тренера, спокойно наблюдает за происходящим со стороны.

Светлана добавляет:

– Да, мы приехали в «Динамо» показываться. Нас пригласили, Геннадич приехал. Отношение такое: «Чего приперлись?» Отношение с первой секунды было таким, что мы не нужны. В ЦСКА оказались более заинтересованы.

***

Пройдет немного времени – и Гусев станет MVP плей-офф, в котором «Красная Армия» выиграет Кубок Харламова, а Кучеров в том же сезоне наберет лучший плюс-минус в МХЛ. Но невозможно будет поверить, что всего через четыре года он повторит то же достижение в НХЛ…

По выражению Курдина, в клубе он еще подыгрывал Гусеву, но и у него самого уже, казалось, поперло. На юниорском чемпионате мира-2011 в Германии, куда Гусев уже не проходил по возрасту, они в первом звене с Григоренко и Якуповым набрали фантастические 52 очка, 21 из которых пришлись на долю Никиты. Он стал лучшим снайпером, а по очкам побил рекорд всех времен.

В том же 2011-м генеральный менеджер «Тампы» Стив Айзерман задрафтовал Кучерова во втором раунде. Для времен пика «русского фактора» – совсем недурно.

Кому-то могло показаться, что перед ним расстилается красная ковровая дорожка. Но только тем наивным людям, которые не в курсе нравов КХЛ. Лиги, где молодым за редчайшими исключениями шансов никто давать не собирается. Лиги, где царствует принцип – «здесь и сейчас».

ДВА БОЛЬНЫХ ПЛЕЧА, ОТЪЕЗД В АМЕРИКУ, ОБМЕН ОТ РУА В ДЕРЕВНЮ

С родителями, путешествовавшими в связи с работой отца, Никита словно находился в какой-то противофазе. Вернувшись из Уругвая, когда ему было десять, они «довели» его в Москве до выпуска из «Белых медведей» – и уехали в Нью-Йорк, куда по военной линии направили трудиться Кучерова-старшего. Из-за этого родители, как рассказывает мама, не застали исторического момента первой зарплаты сына в «Красной Армии».

А когда они спустя три года вернулись – передали американскую эстафету Никите. Причем прямо на месте. И даже школу Кучеров закончил там – при Постпредстве России при ООН в Нью-Йорке. Но к отъезду в Штаты его подтолкнут у нас – и, как выяснится после, это будет к лучшему…

Запомнилось недавнее интервью «СЭ» Николая Прохоркина, который, вспоминая о временах «Красной Армии», назвал Кучерова «злюкой»: мол, не только на льду, но и на обеде-ужине мог на партнеров огрызнуться, и эта злость помогла ему пробиться за океаном. Но и мама, и Курдин такому определению несказанно удивились.

По их мнению, Никита – совсем не такой. Первый тренер полагает, что просто Кучеров с Гусевым, играя с Прохоркиным в одном звене, рявкали на него за две вещи – передержку шайбы и картинные падения. К последним Курдин всегда прививал своим воспитанникам иммунитет. Приводил в пример свой «Спартак», в котором ветеран Сергей Капустин всегда жестко выговаривала молодому Александру Кожевникову: «Что ты валяешься, удаления выпрашиваешь? Будь мужиком!»

А у Кучерова, который всегда шел до конца, начались травмы. Его уязвимым местом – как часто бывает с негабаритными игроками – оказались плечи. Одно, как вспоминает мама, он травмировал в молодежной Суперсерии – за две минуты до конца последнего матча канадец толкнул его в спину на борт. А о втором рассказывает Курдин:

– В выпускной год играли за выход в финал чемпионата России с «Крыльями Советов». Там можно было брать пятерку старших, 91-го года, а у нас их просто не было. То есть Никита был на два года младше многих соперников. Жига (Ожиганов. – Прим. И.Р.) дает ему пас под красную, он готовится принять – и тут какой-то здоровый лоб ему в плечо как въехал… Матч он недоиграл. И потом плечо болело, травма усугублялась.

Операцию на одном плече ЦСКА ему оплатил, и сделали ее в Москве. Но воспоминания у мамы о ней мрачные.

Второе плечо продолжало болеть. Но тут в вопросе об операции ЦСКА пошел в отказ. Курдин говорит:

– Как я понял, Никите в ЦСКА сказали: «Тебе надо – ты и делай». На свою зарплату. А какая у него была зарплата? Если в молодежке играешь, где он в основном и был, – тысяч 30 рублей. Вот «Тампа» и сыграла на опережение. Здесь парень никому не нужен был – а во Флориде ему тут же помогли, прооперировали…

Светлана добавляет:

– В ЦСКА как сыну говорили? Ты сделай операцию на свои, а деньги мы потом вернем. Никита усмехался: знаю, говорил, как они вернут. Но дело там было не только в операции. В армейском клубе не верили, что плечо болит. Мне кажется, ему это было даже более обидно. А в «Тампе» узнали и сразу сказали: прилетай. За час обо всем договорились. Агент набрал Айзерману, тот – хозяину клуба, и вопрос об операции был решен.

Мы были в Нью-Йорке. Никита приехал к нам, и мы его немножко ввели в ту жизнь, которой он еще совсем не знал. Сразу пешком пошли по городу, а тогда на 6-й авеню как раз открылся хоккейный магазин. Мы туда как за хлебом ходили. Половину скупили, а Никита все трогал, рассматривал – клюшки, шайбы, кепки… А из Нью-Йорка мы полетели в Тампу на операцию, которая прошла намного менее мучительно, чем московская. Это был совсем другой уровень, и хотя травма была сложнее, шрам на плече у Никиты намного меньше, чем на втором.

***

Пройдет три года – и уже игрок «Лайтнинг» Кучеров оплатит серьезную операцию маме в Тампе. И сама Светлана, и Курдин говорят, что к тому моменту она еле ходила. Теперь же – летает.

А когда оперировали Никиту, специально на разговор через переводчика с его мамой, пусть и 5-минутный, приехал Стив Айзерман. Светлана была впечатлена: великий спортсмен, за которого его сын в детстве, кстати, персонально переживал, нашел время, чтобы пообщаться и поддержать маму 19-летнего пацана. Который пока еще для мирового хоккея – никто…

Игорь Ларионов говорит: «У любого хоккеиста многое зависит от ситуации, в которую он попал. Кучеров тоже сначала был не нужен ЦСКА, зато потом оказался у человека, который знает и уважает российский хоккей. Имею в виду Айзермана, и этим все сказано. В этом был элемент везения».

В «Красной Армии» к тому моменту у Кучерова было три сезона и куча достижений, но в ЦСКА – всего 27 матчей за два сезона, 1 шайба, 6 передач и куцее игровое время. Ни Сергей Немчинов, ни Юлиус Шуплер баловать его доверием не собирались. В общем, все как обычно в КХЛ. Потому и говорит Курдин: «Дело не в Шуплере, а в системе».

После операции Кучеров вернулся к родителям в Нью-Йорк, разрабатывал руку, ходил на процедуры, занимался в Колумбийском университете с тренером по физподготовке – качал ноги. И в один прекрасный день…

Светлана рассказывает:

– Изначально он не собирался ни в какую Северную Америку ехать. Если бы ему давали играть в ЦСКА – он бы играл. Но перспектив не видел. Помню, как он вошел в комнату и сказал нам с отцом: «Я хочу уехать в Канаду играть». Без сомнений. Но, как воспитанный сын, решил уточнить: «Вы как?» Мы начали обсуждать эту тему со всех сторон и в конце концов сказали: «Если хочешь и сможешь – давай». После этого он быстренько полетел в Москву и расторг контракт с ЦСКА. А мы как раз из Штатов уезжали. Он отправился в Квебек, а мы – в Москву.

***

В ЦСКА прямо перед тем, в мае 2012-го, произошла смена власти, и новым начальникам тогда еще далеко не суперклуба было явно не до Кучерова. А ведь полугодом раньше 18-летний парень забил победный гол Канаде в полуфинале МЧМ. Да, при счете 5:1 – но потом-то четыре гола «Кленовые листья» отыграли, и шайба Никиты оказалась решающей. Уже тогда он забивал главные голы.

– Вы были уверены, что за океаном у него сложится, когда Кучеров решил уезжать? — спрашиваю Курдина. Тот честно отвечает:

– Да нет, конечно. Ты должен сам использовать свои шансы. Но где-то тебе и шанса не дадут. А он удачно попал в систему. Никите однозначно повезло с Айзерманом – человеком, который мыслит в хоккейном смысле по-советски. И, кстати, сейчас с Никитой много разговаривает, узнает его мнение…

***

«Тампа» по первости отправила его в главную юниорскую лигу Квебека, в «Квебек Рэмпартс». Тот самый, где тренировал Патрик Руа и когда-то блистал Александр Радулов. Но и там все было непросто. Уже в ноябре Кучерова обменяли в «Руэн-Норада Хаскис». Из красивейшего французского города, самого старого в Северной Америке, по сути, в деревню.

– Там только два иностранца могли быть заявлены на игру, – объясняет Курдин. – А в «Квебеке» Руа в основном отдавал предпочтение Михаилу Григоренко и одному норвежцу. Поняв это, Никита попросился в более слабую команду – но ту, где он будет играть. Прошлым летом он рассказывал, что где-то они с Руа встретились – и тот признался ему: не верил и не ожидал, что он заиграет. И делал куда большую ставку на Григоренко.

Мама добавляет:

– Три месяца, которые Никита провел в Квебеке, принесли ему одну пользу – английский выучил. Хотя, уезжая, вообще его не знал. Но припекло – и сразу выучил. У него там была учительница, русская женщина Лена. Видимо, она сработала здорово. Там он играл с Григоренко, а в Руэн-Нораде русских не было – и в общении с ребятами сын полученные навыки закрепил. Теперь вот на английском книги читает – вот, у нас дома прочитанная автобиография Криса Челиоса стоит.

Но в Квебеке он сидел на скамейке. И его это сильно не устраивало. Ему после травмы и операции играть надо было, форму набирать – а он один матч на льду, два – на трибуне. Причем Руа сильно хотел его в «Рэмпартс», но почему-то Никите не доверял. Обменяли его в самую западную точку провинции Квебек. В деревеньку. Но его-то хоккей интересовал, а не тусовки. И во втором круге плей-офф, хотя никто на них не ставил, они «Квебек» 4:1 в серии обыграли…

***

Добавлю: в «Руэн-Нораде» Кучеров и в регулярке, и в плей-офф набирал по два очка за игру. И кое-что месье Руа, думается, доказал. В том числе и в очной серии, в которой Никита забил четыре гола и набрал девять очков. Причем шесть – в одном матче! А еще – на МЧМ в Уфе, где был уже одним из лидеров сборной. И в четвертьфинале со Швейцарией сначала сравнял счет на предпоследней минуте, а затем забил решающий буллит. Опять-таки – в ключевой момент.

«ВО ВСЕМ РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК»

Следующий сезон – уже АХЛ. Но всего на пару месяцев. Перелом у будущего партнера Кучерова по звену Стэмкоса – и 20-летнего Никиту поднимают из «Сиракьюз» (24 очка в 17 играх) в «Тампу». 26 ноября 2013-го. Соперник – «Рейнджерс», в воротах – легендарный Лундквист.

Курдин рассказывает:

– Когда моим ребятам в «Красной Армии» поначалу не давали играть и выпускали на 10-15 секунд за смену, и они жаловались, я объяснял тому же Кучерову: «Выйди и забей. В следующий раз дадут больше». А всем троим говорил: «Погодите – придет время, и начнете жаловаться, что со льда не уходите». Так однажды и случилось, и я напомнил им о своем прогнозе. Посмеялись.

Но главное Никита усвоил. Надо не жаловаться на недоверие, а брать свой шанс. Его вызвали в «Тампу» – и он забил не просто в первой смене, а первым касанием. Вот так и надо. А потом и во втором матче забил. 10 матчей отыграл – и его оставили. Света волновалась, считала – восьмой, девятый…

Светлана Кучерова:

– У нас дома эта шайба «Рейнджерс», которую клуб нарядно оформил, вместе с другими наградами Никиты хранится. С медалями чемпионатов мира – юниорского, молодежных, взрослого. А тогда он взял из Сиракьюз маленькую сумочку – думал, вернут обратно. Но остался – и вещи ему уже следующим летом Нестеров привез. Недаром Геннадич всегда их учил: хоть на пять секунд тебя выпустят – забей, зацепись!

Мама и по сей день смотрит в прямом эфире каждый его матч. Отцу утром на работу – он такой роскоши позволить себе не может. Светлана же не успокоится, пока после матча не позвонит или спишется с ним, если все хорошо – поздравит.

– Спать не ложусь, пока не ответит, – говорит мама. – Вообще, звоню ему каждый день, если не ответил – сразу в колокола бью. Никита мне пишет: «Что ты панику разводишь? Занят был. Вот освободился – написал». А мне страшно, я же мама. И мне недостаточно посмотреть игру в прямом эфире – днем пересматриваю…

***

Она пересматривает – а он себя критикует. Курдин и мама игрока в один голос говорят: чем выше Кучеров как игрок забирается, тем больше он собой недоволен. Кажется, он и после выигрыша «Харт Трофи», и после завоевания Кубка Стэнли будет разбирать, где можно было сыграть лучше.

Многие поразились, что в октябре 2016-го он подписал скромный для себя трехлетний контракт-мост – 4,76 миллиона долларов в год. Дэн Мильштейн тогда еще с ним не работал, но в чем причина, объяснить может:

«Знаю одно: Никита не хотел ждать. Если помните историю Сергея Федорова в сезоне-97/98, тот ждал до февраля. А кое-кто пропускал и по целому сезону, и по два. Кучеров тоже мог еще немножко подождать, чтобы получить совсем другой контракт. Но знаю из первых уст: он хотел играть в хоккей, не желал сидеть у телевизора и смотреть на игры своей команды. Для него хоккей – №1, а деньги – №2. Никогда не забуду его фразу после непопадания «Тампы» в прошлый плей-офф, что он больше никогда в карьере не хочет со стороны смотреть на Кубок Стэнли».

Он – спортсмен по натуре, и потому на Кубок мира-2016 поехал без энхаэловского контракта. Травма в такой момент могла здорово навредить его карьере – но он не думал об этом и стал одним из лучших в сборной России, забив Северной Америке и Канаде. Мама рассказывает, что Никита – опять же как хороший сын – посоветовался с родителями на этот счет. Но больших сомнений у него не было. Ведь до того он за первую сборную не играл, а тут – сразу на турнире с участием всех сильнейших. Фактически за сезон-2016/17, на Кубке и чемпионате мира в Кельне и Париже, его впервые по-настоящему разглядела Россия. А это для Кучерова важно, хоть он и уехал в 19 лет.

«Никита во всем русский человек, – говорит Мильштейн. – У него потрясающая пара с Настей, которая приезжала к нему еще в 18 лет, во времена юниорской лиги, а сейчас не только ходит на все его домашние, но и смотрит по ТВ все выездные игры. У него уйма русских друзей во главе с Наместниковым, с которым они обедают после каждой тренировки. Каждое лето он приезжает в Россию (родители Никиты переезжать за океан на постоянной основе не собираются. – Прим. И.Р.). А когда Панарин и многие другие русские ребята приезжают в Тампу, вечером за день до матча и почти всегда находят время для ужина. Постоянно интересуется у меня их делами».

Курдин говорит:

– Конечно, жалко, что Олимпиада на этот раз мимо энхаэловцев проехала. Никита же сейчас в такой форме и в таком возрасте! Если бы он на ней сыграл, то в России бы его еще лучше узнали. Но раз нет возможности – что он с этим может сделать? Это не от него зависит. Когда была возможность – он на Кубок мира без контракта поехал. А теперь остается Кубок Стэнли выигрывать. Команда для этого неплохая подобралась…

«Трудолюбие и скромность», – так характеризует первый тренер те качества, которые позволили Кучерову подняться до таких высот. А мама – целеустремленность. Как видим, никто из них не выдвигает на первые роли талант в чистом виде. И это верно – иначе Никиту выбрали бы не во 2-м раунде драфта под 58-м номером, а так, как Ковальчука и Овечкина – 1-м, Яшина и Малкина – 2-м. И не пропускали бы в НХЛ через тоннель юниорской лиги и АХЛ.

Но именно Кучеров сегодня – лучший бомбардир НХЛ. А все потому, что через две недели после шестого матча финала Кубка Стэнли, проигранного «Тампой» «Чикаго», он выходит с первым тренером Курдиным и его 12-летними тогда мальчишками из Подольска тренироваться на землю. И пока кто-то другой из энхаэловцев красиво гуляет в лучших ресторанах с девушками и шампанским, он дважды в день бежит с подмосковными пацанами (которым каждое лето привозит новые клюшки) кросс, гоняет с ними в футбол и нахваливает скромный обед в гостинице, которая не имеет ничего общего с теми, в каких живут игроки НХЛ.

А потом с удовольствием общается и фотографируется с ними, этими пацанами. И лет через десять мама кого-то из них, новых воспитанников Курдина, может быть, будет гордо показывать корреспонденту фото 15-летнего сына с Никитой Кучеровым. Советским хоккеистом, рожденным через полтора года после распада СССР.

Игорь Рабинер, Спорт-Экспресс

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
753