Наши Легенды. Борис Михайлов

Старшина советского хоккея

15.04.2020 Комментарии к записи Игорь Ромишевский. Магнит для шайбы отключены РХС

Игорь Ромишевский. Магнит для шайбы

25 марта двукратному олимпийскому чемпиону, защитнику ЦСКА и сборной СССР Игорю Ромишевскому исполнилось бы 80 лет.

Шли неспешно по Аллее славы отечественного хоккея после какого-то большого официального мероприятия в «Мегаспорте», и пытались выяснить принцип расположения фотографий наших великих. Потом Игорь Анатольевич решил, что всё это дело зряшное, и, останавливаясь у стендов, просто давал краткую характеристику своим товарищам по ЦСКА и сборной. Ни про кого плохого слова не сказал. Все у него были замечательные, лучшие из лучших, самые-самые. Про себя сказал скромно: «Ну, разве что шайбу чаще других на себя принимал, не более того». Обменялись визитками, договорились встретиться, чтобы поговорить не на ходу, в том числе непарадно и про клуб «Золотая шайба», который Ромишевский возглавлял с середины нулевых и в который вкладывал всю душу. Но увы, не случилось…

Выдающимися игровыми качествами уроженец Жуковского Игорь Ромишевский не выделялся – среди защитников ЦСКА в 60-е годы были коллеги и покруче. Он и присоединился к великим в сборной страны далеко не сразу, хотя был уже неоднократным чемпионом СССР, и пользовался авторитетом, и считался любимчиком Анатолия Тарасова. Вполне мог начать карьеру в сборной куда раньше Гренобля-1968, но конкуренция была такой, что надо было быть не просто качественным оборонцем, а лучшим. Зато когда Ромишевский оказался в олимпийском Гренобле, ни у кого не возникло вопроса по поводу новобранца в возрасте 27 лет – он как будто всю жизнь играл в сборной. Смело, надёжно, уверенно.

Но было, было одно качество, которое точно выделяло Игоря Ромишевского среди всех, самых великих защитников. И до него, конечно, играли мастера, не боявшиеся в случае необходимости принять шайбу на себя. Но именно Ромишевский сделал этот приём, требовавший немалого мужества, своим фирменным знаком. Анатолий Ионов вообще считал, что Ромишевский «начал первым ловить шайбу на себя». Позже светлой памяти Сергей Гимаев скажет про Ромишевского, что «это, наверное, самый самоотверженный хоккеист, который выступал в советской сборной. Принимая на себя шайбы, он был практически вторым вратарём».

Ромишевский рассказывал, что «просто успевал просчитать направление броска нападающих, и подставить себя». Легко сказать – «просчитать», а потом ещё и «подставить» — не кого-то, а самого себя под убойный бросок. Куда сложнее делать это постоянно, и не только при игре в меньшинстве, чем Ромишевскому приходилось заниматься чаще других. У него было и обоснование: «Усиливалась позиция вратаря, возникал как бы ещё один дополнительный рубеж». И ещё ценное добавление: «Я всё время ходил в синяках».

Синяков мы не могли видеть, а вот самоотверженность Ромишевского не могли не оценить. Именно это качество защитника прежде всего отмечал и ценил Анатолий Тарасов, и золотая пора Ромишевского продолжалась ровно до тех пор, пока сборной руководил знаменитый золотой тренерский дуэт – от Олимпиады-1968 до Олимпиады-1972 в Саппоро. Правда, и при Всеволоде Боброве с Николаем Пучковым Игорь Ромишевский еще примет участие в «серебряном» чемпионате мира-1972, а дальше – все, пришлось заканчивать. Хотя в первой и самой главной Суперсерии с Канадой помощь такого стойкого бойца, как Игорь Ромишевский, сборной не помешала бы.

К тарасовской «системе», которую Анатолий Владимирович усиленно внедрял с середины 60-х, и в которой Ромишевский играл далеко не последнюю роль, у меня было неоднозначное отношение еще и потому, что «системщиков» Тарасов частенько выпускал против любимых креативных спартаковцев. Злиться было на что – сами не играют, и другим не дают. Но тут важно, что Ромишевскому тренер-экспериментатор отводил роль хавбека, а отнюдь не домоседа. Универсалом Игорь Ромишевский, конечно, не был, но в атаке погоды не портил. По облику, энергетике, жизнерадостности он для меня, тогда мальчишки, ассоциировался с первыми космонавтами. Да хоккеисты тогда по популярности недалеко и ушли от «покорителей космоса».

Через два года после того, как Ромишевский повесит коньки на гвоздь, он защитит диссертацию и станет кандидатом технических наук – не сделанным, а самым что ни на есть настоящим. Ситуация для нынешних лет практически невозможная, да и для рубежа 60-70-х нечастая. Будет возглавлять кафедру физвоспитания МФТИ, короткое время тренировать армейцев Ленинграда и Новосибирска, играть за ветеранов, всю жизнь оставаться в хоккее, но не на первом плане – как, собственно, и было во время игровой карьеры. Тогда Ромишевского и отмечали достаточно скромными наградами – за все свои достижения он удостоился двух орденов Знак Почета. Негусто по сравнению с друзьями-товарищами.

Но он на судьбу не сетовал. Человек с такой улыбкой сетовать и не мог. Улыбка была редкостно обаятельной.

Досье

Игорь Анатольевич РОМИШЕВСКИЙ.

Родился 25 марта 1940 года в Жуковском Московской области. Защитник. Заслуженный мастер спорта.

Карьера игрока: 1960-1961 – в СКА (Куйбышев), с 1961 по 1972 – в ЦСКА. С 1968 по 1972-й годы – в сборной СССР.

Достижения: Двукратный олимпийский чемпион (1968 и 1972), 4-кратный чемпион мира, серебряный призер чемпионата мира. За сборную СССР – 43 матча, 2 заброшенных шайбы. 9-кратный чемпион страны, двукратный серебряный призер, бронзовый призер чемпионатов СССР. За ЦСКА провел 350 матчей, забросил 50 шайб.

Тренерская карьера.
1979 – 1981 – старший тренер СКА (Ленинград), 1984-1990 – старший тренер СКА (Новосибирск). С 1995 года – вице-президент, с 2006 – президент Всероссийского клуба «Золотая шайба».

Умер в Москве 28 сентября 2013 года.

Владимир Мозговой, khl.ru

Комментарии закрыты.

Добавить комментарий
828